Без знания кровей нет племенного дела
Это не просто звук, а ключ к правильному ведению и совершенствованию русских гончих
М.А. Сергеев, Э.В. Шмит

РГ г.Пермь

РПГ г.Пермь

РПГ г. Сыктывкар

РПГ г.Санкт-Петербург

Русские пегие гончие

Сегодня Четверг, 19 Октябрь 17, 02:51
Главная страница » Каталог статей » Cтатьи

О.М.Богодяж Возродить охоту на волков

ВОЗРОДИТЬ ОХОТУ НА ВОЛКОВ Так получилось, что всю свою сознательную жизнь я держу гончих и лаек, так что поднятые в статье вопросы не могут оставить меня равнодушной. Поддерживая обеспокоенность автора в отношении будущего охоты с гончими, хочу напомнить еще об одной проблеме — волчьей. Упоминаемые в вышеназванной статье комплектные охоты, каждая из которых включала стаю гончих и несколько свор борзых, содержались дворянами именно для борьбы с волками и являются чисто русским явлением — в большинстве стран Запада волков уничтожили много столетий назад. И хотя комплектная охота ушла в прошлое сразу после революции (последняя комплектная охота прекратила свое существование в 1918 году, борзые были проданы в Америку, а гончие разошлись по России), стаи гончих, как средство борьбы с волчьей напастью, по-прежнему использовались. Государственные и общественные организации содержали волкогонные стаи, при этом волки или отстреливались из-под гона, или брались (душились) собаками. Так, в труднейшем для нашей страны 1943 году на 13-й Московской выставке собак были представлены три волкогонные стаи: Тульского клуба охотников, стая ЦС ВОО и стая ДСО «Динамо». Стаи просуществовали до 60-х годов прошлого века. Заметим, что борьба с волками с помощью стай, как и другими методами, была бы невозможна без помощи государства, за каждого волка выплачивалась премия, породным собакам выдавался паек. Немаловажной была моральная сторона вопроса — волчатник пользовался всеобщим уважением, ведь он спасал от диких зверей не только крестьянский скот, но и людей — в военные и послевоенные годы людоедство среди волков было распространенным явлением. Как установлено, для поддержания жизни волку требуется около полутора килограммов мяса в день, на самом же деле при наличии пищи он съедает в среднем 4,5 килограмма (газета «Охотник и рыболов Поволжья и Урала», № 3, 2016, стр. 9). Уменьшение количества волков в 60-е годы позволило резко увеличить количество лосей, а кабаны пришли или были запущены в центральные районы Европейской России, что в предыдущие годы было бы невозможным из-за волков. В 70-е годы появилась группа людей (некоторые из них называют себя биологами и охотоведами), которые заговорили о том, что волк — санитар леса, необходимый элемент экосистемы и так далее. На законодательном уровне волка красиво перекрестили из вредного хищника, подлежащего уничтожению всеми возможными способами, в «охотничий вид». На практике это означает, что если в лесу на моих глазах волк задерет мою собаку, то я не могу застрелить его, иначе я — браконьер, я должна сначала сбегать за сотню километров в охотдепартамент и взять разрешение на его отстрел, а уж потом спасать свою собаку. Некоторые «ученые» на волне преклонения перед Западом и, видимо, в оплату западных грантов озвучили предложение полностью запретить охоту на волков не только в заповедниках, но и в качестве эксперимента «хотя бы» в одной из центральных областей России. Частными лицами по собственной инициативе в 90-х годах прошлого века было предпринято несколько попыток возрождения волкогонных стай гончих (Игуменская в Тверской области, Тархановская в Республике Марий Эл). Надо сказать, некоторые линии гончих до настоящего времени не утратили злобы к волку, о чем свидетельствуют неоднократные случаи отстрела волков из-под гона смычков или даже одиночных гончих. Впрочем, вскоре владельцы распродали гончих названных стай по причине отсутствия государственной поддержки и, как следствие, недостатка средств. В наше время гораздо чаще волки охотятся на гончих, чем охотники с гончими на волков. Вырастить и нагонять гончую — большой труд, так что потеря собаки для владельца это всегда трагедия, несколько лет, вычеркнутых из занятия любимым делом, из жизни. А ведь породы гончих, традиции охоты с ними — это национальное достояние России. Одна из задач, стоящих перед нами, сохранить породы гончих, передать молодому поколению, сохранив их охотничьи качества, голоса и сами вековые традиции охоты с гончей. Гончие, которые были выведены в России, и являются для нашей страны аборигенными породами, после распада Союза держатся только на энтузиастах. Количество собак на выставках во всех регионах России с конца 90-х годов сократилось в разы. Что будет дальше с нашими гончими? Мы всегда надеемся на лучшее, но сейчас на этот вопрос, пожалуй, никто не сможет дать однозначного ответа! В прошлом году 15 сентября у нас на северо-западе открылась охота на зайца, это всегда большой праздник для любого гончатника. Большинство владельцев гончих на начало охоты берут отпуска, чтобы насладиться охотой с гончей по чернотропу. Я надеялась, что начало сезона более безопасно, что «санитары леса» в этот период не так «злобствуют», как в период зимней бескормицы. Уже вечером 15 сентября мне позвонили друзья из Подпорожского р-на Ленинградской области и сообщили, что через пятнадцать минут после наброса смычка раздался душераздирающий визг, потом все смолкло. Владелец с друзьями подбежали к собакам, один выжлец лежал с разорванной гортанью, второго не было. Нашли его в 350 метрах около дороги, он был еще жив, хотя и сильно изорван волками, по дороге в ветлечебницу выжлец погиб. Дальше начались сводки, как с боевых действий! Прошу у читателей прощения за перечисления, но иначе невозможно представить себе масштабы волчьей напасти. 17 сентября, Лодейнопольский р-н. Смычок русских гончих во второй половине дня на гону был разорван волками. От выжловки осталась только голова с работающим ошейником, от выжлеца — гон (хвост гончей) и кусок задней лапы. 20 сентября, Лодейнопольский р-н. В 150 метрах от дома егеря был разорван осенистый выжлец русской гончей. 21 сентября, Тихвинский р-н. Разорван выжлец русской пегой гончей, после дуплета и промаха по зайцу выжлец перевел зверька через дорогу и в трехстах метрах за дорогой замолчал. Через двадцать минут владелец подбежал к месту скола, но было уже поздно, у выжлеца был разорван живот и съедены внутренности. 24 сентября, Подпорожский р-н. Волки отбили от стайки, состоящей из четырех собак, молодую выжловку, гнали ее шестьсот метров до болота и задавили, сломав шейные позвонки. Владельцы бежали, стреляли, поэтому волки бросили труп собаки. 27 сентября, Бокситогорский р-н. На гону пропал смычок русских гончих, на следующий день владелец нашел останки собак, куски шерсти и голову выжлеца. 10 октября, Гатчинский р-н. Практически на глазах у владельца погибла выжловка русской гончей. Два волка разорвали ей грудь, когда владелец подбежал к собаке, у нее еще билось сердце. А вот данные по соседней Карелии: с 1 по 20 октября волками было задавлено семь русских гончих и четыре лайки. Кроме того, съеден выжлец Алтай старейшего гончатника Карелии Сахарова, а также выжловка Пева не менее известного гончатника и эксперта по гончим Попова В.Б. В Лодейнопольском р-не в первых числах ноября съеден волками смычок русских гончих эксперта Агафонова Б.В., а также выжлец эксперта Быкова Д. Через неделю после Северо-Западных состязаний гончих была разорвана выжловка Свирель, принадлежавшая эксперту Ефанову В. из города Лодейное Поле. Охотничий сезон на момент написания данной статьи еще не закончился, так что можно быть уверенным — список потерь обязательно продолжится. Такое положение с волками наблюдается не только в Ленинградской области и Карелии, в Новгородской и Тверской областях положение не лучше. Стонут от волка гончатники Архангельской, Кировской областей, Пермского края, Республик Коми и Марий Эл. За последние три года численность «санитаров леса» возросла в разы, так что он стал приносить ощутимый вред не только охотничьему, но и индивидуальному сельскому хозяйству. Однако чиновники от охоты продолжают убеждать нас в полезности этого серого хищника для лесных обитателей. Уже в прошлом охотничьем сезоне «волчья напасть» уничтожила немало гончих и лаек, в том числе погибла от волчьих зубов моя молодая русская гончая Гусля. Сезон охоты на зайца еще не закончился, а охотиться гончатникам уже не с кем, так что народ ищет гончих, причем готовы купить даже осенних щенков, которые раньше спросом не пользовались. В чем же причина возросшей активности волков? Думаю, ответ может быть только один — их высокая численность. Работники областного департамента природных ресурсов считают, что на конец 2014 года численность волка в Ленинградской области не превышала 300 голов. Однако многие районные охотоведы, с которыми мне довелось разговаривать, предполагают, что их сейчас значительно больше — 500-600. Да и как можно оценить численность волка в области, если ЗМУ покупаются у продвинутых компьютерщиков без выхода в угодья! Во время Великой Отечественной войны волки сильно размножились — сказался уход охотников на фронт, множество корма на полях и в лесах, волки привыкли питаться человечиной, вспомним хотя бы сцену из «Повести о настоящем человеке» Б. Полевого. Так что во время войны и сразу после ее окончания «волчья проблема» встала в полный рост. Тогда по нашей Ленинградской области насчитывалось не менее 850 волков, а по всему северо-западу около 3000. Решительные меры, предпринятые охотничьими организациями при поддержке государственных структур и населения, позволили резко уменьшить численность этих хищников. Отметим, кроме уже перечисленных способов охоты, практиковалась охота с применением ядов, в частности фторацетата бария, на открытых местах — отстрел с самолетов. Только за пятилетие, с 1955 по 1961 год, в Ленинградской области был уничтожен 971 волк, так что к 1961 году в области насчитывалось всего 56 голов этого хищника. Через двадцать лет начался новый подъем численности волка. Охотничьи организации прекратили борьбу с волками — бригады по борьбе с волками прекратили существование, премии за добычу волков снижены, дополнительные отпуска охотникам на волков отменены, так что планомерная, организованная борьба с «волчьей напастью» прекратилась (М.В. Калинин, 1982 г.). И вот, как мы видим, «волчий вопрос» снова встает в полный рост. Осторожный, сильный, выносливый, «умный» хищник быстро приспосабливается к любой обстановке. Зоологи и охотоведы знают, как резко изменилось поведение волков за последние тридцать лет. Если раньше семейная стая долго держалась около места кормежки, то теперь, задавив лося или кабана и наевшись до отвала, волки чаще всего к нему больше не возвращаются, предпочитая завалить новое животное, так что караулить на приваде становится бессмысленным занятием, организовать облавную охоту тоже в этом случае непросто. В сезоне 2013–2014 гг. при охоте на лося мы практически в каждом загоне находили недоеденные останки этих зверей около солонцов. Значительное увеличение популяции лосей и кабанов в последние годы обеспечило волкам полноценное питание в течение года, что позволило получать многочисленное потомство и сохранять его. Что же нас ожидает в 2016 году? При такой численности и теплой малоснежной зиме к осени мы можем ожидать как минимум тройное увеличение популяции этих животных! Встает вопрос, почему резкое увеличение численности волка никого не волнует, неужели 2000 съеденных за год лосей и не меньшее количество кабанов не тревожит департамент природных ресурсов Ленинградской области? Ответ, думаю, ясен: охота на этого зверя очень трудная, нужны умение, знание биологии этого вида, настойчивость в выслеживании,а это в свою очередь требует от охотника силы, выносливости и большого количества времени. Городскому охотнику трудно бороться с волком только в выходные дни. Положение с волком служит наглядным подтверждением того, что власть сегодня не в состоянии управлять российским охотничьим хозяйством без общественных объединений. Большинство охотников уже осознали и почувствовали на себе всю «прелесть» частных охотничьих хозяйств, а это примерно 95% всех угодий области. Главное в сегодняшней охоте в этих хозяйствах не пускать в них рядовых охотников, даже местных жителей, чтобы они не беспокоили разводимых на подкормочных площадках кабанов. Являясь членами общественных охотничьих организаций, мы ежегодно платили членские взносы на содержание штатных работников общества, на мероприятия, проводимые обществом. Обязательным было трудоучастие в закрепленных охотничьих хозяйствах, где мы заготавливали корма, делали солонцы, расчищали завалы и просеки, охраняли угодья (в том числе и от волков). Регулярно устраивали загонные охоты на волка, в летний период егеря искали логова, а в начале осени выводки уничтожались опытными вабильщиками. Все это способствовало сохранению и приумножению зверей и птиц в закрепленных охотничьих хозяйствах и не давало расти численности волка. Сейчас же отстрел волка, даже в сезон охоты, без специального разрешения приравнивается к браконьерству!!! Взятый руководством страны курс на полное разрушение и ликвидацию общественных организаций, в том числе и в охоте, завершен. Цель достигнута, общественные охотничьи коллективы практически полностью ликвидированы. Видимо, с этой целью был быстренько принят новый Закон «Об охоте». Замена членских охотничьих билетов обществ на единый государственный охотничий билет уничтожила годами отработанную систему, упразднила первичные охотничьи коллективы, а следовательно, и их охотничьи хозяйства. Остались «неугодья» общего пользования (около 5% от всей территории области), в которых практически нет дичи, а также частные охотничьи хозяйства, где нет ни достаточного количества профессиональных егерей и охотоведов, ни желания у руководителей хозяйств сохранять и приумножать биоресурсы на арендованных ими территориях, ведь это не свое! То, что закон не дал ничего хорошего большинству рядовых охотников, в том числе охотников-собаководов, ясно уже давно. Остается понять, что он противоречит интересам российского общества в целом, всему российскому государству. Складывается впечатление, что, пока волки массово не начнут нападать на людей, департамент природных ресурсов будет сохранять молчание, ведь у нас «пока жареный петух в одно место не клюнет», не пошевелимся! Нас, собаководов, «жареный петух» уже клюнул. Поймет ли это департамент природных ресурсов? Начнется ли возрождение традиционных для России охот на волков или по-прежнему будем охранять «санитаров леса» и выращивать для них ценных диких животных и не менее ценных животных домашних? P.S. Выражаю благодарность В.П. Сипейкину за предоставленные материалы, которые были использованы для написания данной статьи. О.БОГОДЯЖ

Источник: http://Охотничья газете РОГ Cтатьи | Автор: Соколов Нтколай Владимирович | Просмотров: 764

Комментарии