Без знания кровей нет племенного дела
Это не просто звук, а ключ к правильному ведению и совершенствованию русских гончих
М.А. Сергеев, Э.В. Шмит

РПГ г.Ярославль

РГ г.Москва

Архив Лебедева Ю.В. г.Пермь

РГ г.Москва

Фотографии с охоты с РПГ

Сегодня Четверг, 22 Апреля 21, 18:12
Главная страница » Каталог статей » Cтатьи

Полевой досуг гончих

ЧУТЬЁ

Правила полевых испытаний гончих определяют это качество очень лаконично: «Чутьё - способность гончей с помощью обоняния находить и гнать зверя».

Лаконичность эта определяется просто: ни мы охотники-практики, ни наука еще не имеем четкого и исчерпывающего объяснения, что такое обоняние и запахи, т.е. той проблемы, которую еще И. П. Павлов считал одной из наиболее сложных трудных в физиологии и общей биологии. Чувство обоняния признается всеми учеными одним из самых древних в животном мире и до сих пор еще для науки во многом необъяснимым. Нам охотникам в этом отношении проще, поскольку мы не особенно волнуемся - есть ли общепризнанная теория обоняния или нет, наши интересы более приземлены: как более - менее объективно исследовать роль обоняния в работе гончей собаки и иметь достаточно ясные критерии оценки качества самого чутья для последующего отбора производителей в целях племенного использования.

Приступая к разделу о чутье, я вынужден сразу оговориться, что нельзя ставить знак равенства между обонянием и чутьём, т.к. чутьё это не только обоняние. Достаточно четко по этому поводу выразился В.П.Рождественский (44): «Если все породы собак обладают обонянием в той или иной степени, то не все породы собак обладают так называемым чутьём в охотничьем понимании этого слова, под которым подразумевается наследуемая способность собаки на расстоянии не только выделять из многих запахов, одновременно действующих на обонятельный аппарат, запах птицы или зверя, но и одновременно реагировать на него неудержимым и страстным стремлением к источнику этого запаха».

Собака, как представитель хищных, живет в мире запахов и по сравнению с человеком значительно превосходит его своим обонянием. Да, мы примерно одинаковы с собакой в возможностях своего дневного зрения, существенно проигрывая при сумеречном и ночном освещении. Возможности нашего слуха лишь в разы хуже собачьего. Но наш нос, а это трудно даже представить, воспринимает некоторые запахи, наиболее значимые для собаки, в миллион или даже в миллионы раз хуже, чем она. И это уже никем не ставится под сомнение. Кроме того, если ощущения зрения и слуха имеют направленную основу и сопровождаются направленными ответами, то запах - это ненаправленное ощущение, вызывающее направленный ответ, что успешно демонстрирует гончая собака. Она, распутывая след, бегает во всех направлениях в поисках продолжения его, не обращая внимания на все другие запахи, встречающиеся на пути. Сам же гон представляет собой бесконечный поиск запаха поднятого зверя, чередование его обнаружения и потерь. Не подлежит сомнению, что, обнаружив по группе следов их направление, собака экстраполирует, продолжает мысленно направление следа, и, наверняка, в силу самой природы ощущения запаха, каких бы высоких качеств она ни была, не может в подавляющем большинстве случаев не потерять запах следа на резком повороте, а тем более на двойке. Однако в своем дальнейшем поиске она, как правило, найдет продолжение следа и продолжит гон.

В науке о запахах одним из основополагающих постулатов является понятие «пороговой концентрации», которой принято называть наименьшую концентрацию пахучего вещества, вызывающую ощущение запаха. Большую работу по реакции на различные пахучие вещества провел в нашей стране С. А. Корытин. В его работе «Поведение и обоняние хищных зверей» (24) приводятся результаты многих опытов по поведению различных хищных, в том числе и собак, на пахучие вещества посредством выработки условных рефлексов на их запах. К сожалению, реакция собак на пахучие вещества в опытах С. А. Корытина, как и наши попытки при натаске легавой собаки испытывать её по поиску пахучих кусочков сыра или колбасы, еще ничего не говорят о её чутье на дичь. Она может обнаруживать эти кусочки на дальних расстояниях и в то же время не чуять дичи. Бывает и наоборот.

Чутьё собаки - это наследственное свойство, заложенное в ней от природы, и оно может проявляться или не проявляться, если собака и ощущает запах определенной дичи. Так, многие гончие игнорируют лосей и кабанов, а некоторые даже лисицу. Среди легавых встречаются собаки, которые совсем или долгое время не считают за дичь бекаса и не проявляют на него чутьё, в то время как прекрасно работают по дупелю, а бывает и наоборот. Большинство легавых не чуют охотничью птицу, сидящую на гнезде, хотя среди них есть отдельные экземпляры, отмечающие стойкой каждое гнездо. Обычно, как гончая, так и легавая, при первых своих шагах в охоте не чуют ни первого добытого зайца, ни первой мертво битой птицы. Очень часто легавая, прекрасно сработавшая выводок тетеревов, затем не в состоянии найти ни одного из перемещенных, которые проваливаются словно сквозь землю, хотя и сели у нас на виду. Подобную картину иногда приходится наблюдать и гончатнику, когда гончая, поймав на чутьё зайца на лежке шагов на 15, в процессе гона затем не в состоянии причуять этого же зайца, запавшего через определенное время, и на значительно меньшем расстоянии.

Пороговая концентрация запаха - это лишь момент ощущения запаха, которая часто не является сигналом включения чутья, поскольку все помыслы любой охотничьей собаки направлены на поиски его большей концентрации, чем пороговые. В этом отношении очень показательны легавые, не имеющие потяжки - у меня был такой английский сеттер Лада II 1521/а. В местах набродов дичи она не переходила на потяжки, не делала этого и при ощущении слабого запаха от самой дичи, а только более сосредоточенно проходила своим стремительным челноком место до тех пор пока в нос не ударял запах от близко сидящей птицы, и только тогда она сходу замирала на стойке. Она явно отбрасывала все менее резкие запахи, хотя и ощущала их, но чутьё проявляла лишь в непосредственной близости от дичи, всегда верно и точно по птице.

Научное обоснование понятия «чутьё» одним из первых предложил, профессор Л. В. Крушинский со своими сослуживцами в статье «Новые данные по изучению чутья у собак» в 1946 году (25): «Имеется значительная зависимость между активностью поиска и остротой обоняния… собаки, обладающие плохим поиском, имеют и плохое обоняние. Однако собаки, имеющие малоактивный поиск, могут иметь как хорошее, так и плохое обоняние. Наличие корреляционной зависимости между остротой обоняния и активностью поиска указывает на то, что эти два самостоятельных свойства собак нужно рассматривать в определенной комплексной зависимости. Совокупность этих свойств мы считаем рациональным охарактеризовать как чутьё собаки».

И далее они высказывают суждения, имеющие непосредственное отношение и к работе гончей по следу: «Корреляция между качеством работы и активностью поиска несколько выше, чем между качеством работы и остротой обоняния… Очевидно, собаки, обладающие малоактивным поиском, несмотря даже на значительную чувствительность обонятельного аппарата, не используют его в должной степени. И наоборот, собаки, обладающие активным поиском, даже при невысокой чувствительности обоняния, могут его использовать в достаточной для данного вида розыскной службы степени».

В другой своей работе – «Чутьё собак и его роль в поиске по следу» в I960 году Л. В. Крушинский (26) с соавторами осветил и эту немаловажную для нас тему: «Качество следовой работы собаки в значительной степени зависит от качества её чутья. Вместе с тем необходимо отметить, что ни в одной из трех групп сопоставления оценок чутья и следовой работы не дало полного совпадения. Среди собак с отличным чутьём оказались особи, плохо работающие по следу, и, наоборот, некоторые собаки со средним чутьём показали отличные результаты в работе по следу. Таким образом, результаты проведенного сопоставления показывают, что роль чутья в следовой работе, хотя и весьма значительна, но не всегда является решающей… Следовая работа и условия, в которых она происходит, гораздо сложнее, чем отыскивание мяса в опыте по определению чутья, и требует у собаки, кроме острого чутья и других качеств. Большое значение, несомненно, имеет степень и характер развития у собаки основных безусловно рефлекторных реакций… и типологических свойств высшей нервной деятельности, а также степени приученности собаки к поиску и запоминанию определенных запахов…».

Я прошу извинить читателя за столь длинную цитату, но думаю, что в ней как раз в краткой форме и вскрываются с научных позиций роль мастерства и чутья гончей собаки в результатах её работы на следу. Не важно, что профессор свои выводы сделал, наблюдая розыскных собак на следу человека, важно, что эта работа не имеет принципиальных отличий от работы гончей по следу зверя. И как в преследовании овчаркой преступника, так и в преследовании гончей зверя наряду с хорошим чутьём требуется и «светлая» голова, без чего выполнение этой работы невозможно.

Недаром охотники еще задолго до Л. В. Крушинского включили в правилах полевых испытаний гончих большую часть чутья в мастерство и напрямую качество чутья определяют по оценке её мастерства. Да, в расценочной таблице испытаний есть отдельная графа «чутьё», которому отведено 10 баллов, и эксперты помимо зависимости оценки чутья от мастерства имеют возможность выразить определенными баллами своё впечатление о проявлении его в сложных условиях работы: по пыльной дороге, на голом без растительности поле, на шоссе с интенсивным движением транспорта, в водянистом участке местности и пр., что, в общем-то, не часто и не в каждой работе гончей случается. Так что главная оценка чутья гончей в подавляющем большинстве случаев производится все-таки по мастерству, конечно, с учетом её добычливости, паратости и верности отдачи голоса.

Без сомнения при такой методике оценки чутья должны и постоянно создаются ситуации, когда более чутьистая собака при невысоком мастерстве получит балл за чутьё ниже, чем менее чутьистая, но более «башковитая». Откровенно говоря, я не вижу тут противоречия, поскольку нам не нужно большое чутьё в чистом виде без продуктивной хорошей работы, а хорошим оно может считаться только при условии, если собака имеет острое обоняние, неудержимое, влечение к зверю и умение отыскивать его. Отсутствие любого из этих трех составляющих полностью обесценивает любую охотничью собаку как полевого работника.

Конечно, чутьё - это ценнейшее и основополагающее качество гончей, без чего она не способна выполнять своё предназначение. И это качество присутствует практически во всех элементах её работы. Добычливость, мастерство, вязкость, паратость во многом определяются чутьём. Даже яркость гона - его интенсивность, а также верность отдачи голоса находятся в зависимости от качества чутья.

Применительно к охотничьим собакам определение чутья дал в своё время известный эксперт и охотник Р. Ф. Гернгросс в своей книге «Полевые испытания легавых подружейных собак» в 1935 году (6, с. 47): «Чутьём легавой подружейной собаки признается способность её обонятельных нервов слышать на расстоянии запах самой живой дичи (первый элемент "чутья"), соединенная со страстным влечением к этой дичи (второй элемент "чутья") и уменьем осознать дошедший до нее запах (третий элемент "чутья")». Это определение вполне научно, поскольку его использовал Л. В. Крушинский в упоминавшейся уже работе о чутье собак (25), правда, с определенной оговоркой: «Термин "чутьё" в понимании этого автора может быть применимо только к охотничьей и притом обученной собаке». А мы как раз и ведем разговор о такой собаке, хотя не из группы легавых, а гончих. Строго говоря, различия тут нет: определение понятия чутья Р. Ф. Гернгросса в одинаковой мере применимо как в легавой, так и гончей.

К сожалению, в литературе по гончим такого развернутого определения чутья нет, почему я и вынужден использовать материалы «легашатника». Есть лишь масса примеров хорошего и плохого чутья, верного и неверного, верхнего или нижнего; примеры удивительного проявления его дальности и также не менее удивительные примеры его отсутствия при, казалось бы, благоприятных условиях. Так что теория проявления чутья, вне сомнения, лучше разработана на примере легавых, и я полагаю, что её необходимо вкратце коснуться, чтобы легче было перейти к проблеме проявления чутья у гончих.

Пожалуй, наиболее четкую схему проявления чутья у легавой собаки дал Н. А. Зворыкин в своей работе «Оценка легавой на охоте» (15, с. 269): «Разные приемы работы чутья позволяют отличить следующие характеристики его проявления: высокий верх, верхняя следовая работа, нижняя следовая работа и работа смешанная».

Под высоким верхом он понимал работу исключительно по запаху тела самой птицы, игнорируя запахи следа. Собака просто верхочутая, по мнению этого автора, - это собака, совмещающая работу, как по запаху самого тела дичи, так и запахам свежих следов, игнорируя при этом запахи следов менее горячих и не опуская головы к земле: «Верхочутая собака, в отличие от высоко верхочутой, склонна вести горячим следом по линии его, когда запах самой птицы еще не доступен чутью. Верхочутая собака не применяет, однако, низовую следовую работу». Нижняя следовая работа - это работа с опущенной головой исключительно по набродам, в том числе и несвежим, которая, тем не менее, заканчивается стойкой, как правило, накоротке. «Смешанная работа складывается из проявлений преимущественного верхнего чутья обоих оттенков (высокого верха и верхней, следовой работы) с использованием, где нужно, некоторых приемов нижней следовой работы. Это чрезвычайно удобная и добычливая комбинация всех приемов работы чутья и особенно ценна для работы по куриным».

Схема эта, предложенная Н.А.Зворыкиным, является общепризнанной и у большинства специалистов не вызывает сомнений. У гончатников такой развернутой градации приемов работы чутья нет. Есть только достаточно четкое деление на гончих с верхним и нижним чутьём. Практически ничего не изменилось с этими суждениями со времен еще П. М. Губина (8, ч. 1, с. 79), определения которого привожу ниже: «”Верхочут”- такая гончая, которая водит зверя на "верхнее чутьё", не наклоняя головы и не припадая чутьём к следу зверя. Такая гончая очень ценится охотниками, и бывает очень скора в натечке и в гоньбе по зверю. "С низким поиском"- такая гончая, которая отыскивает зверя и исправляет его, наклоняя голову книзу и припадая чутьём к следу зверя. Бывают также хорошими гонцами и мастерами».

Любопытно, что если характеристика работы нижним чутьём никогда в дальнейшем не подвергалась сомнению в отечественной литературе, то толкование термина «верхочут» многими авторами излагалось по-разному. Н.Н.Челищев (49), к примеру, был убежден, что «верхним чутьём собака ищет таким образом, что у неё голова всегда поднята кверху, собака как бы ловит носом воздух; если к ней на чутьё попадает запах зверя, она по прямому направлению мчится к лежке зверя, поднимает его и затем ведет (гонит) уже не следом, а исключительно по запаху самого зверя, доносимому ветром». Как видите, мы в данном случае наблюдаем полную аналогию с манерой работы высоко верхочутой легавой по Н. А. Зворыкину.

Н. П. Пахомов (34, с. 19-28) отрицал полезность такой верхочутости в гончей и, приводя массу ссылок на авторитеты, доказал невозможность положительного использования гончей с такой манерой работы в преследовании зверя по следу, хотя прямо и не заявил, что таких собак нет. Наверное, учитывая колоссальный опыт Н. Н. Челищева в охоте и работе с гончими, надо признать, что в былых стайных охотах такие собаки были, но польза от них была лишь при подъёме зверя. Во всей последующей работе по следу поднятого зверя, конечно, они только мешали стае надежно вести след.

Достойную отповедь таким «верхочутам» дал в своё время К. Баковецкий в своей статье «Ответ Ружейнику Антону» (2): «Верхнее чутьё у гончей считается пороком потому, что как бы сильно оно ни было, при бешеном преследовании зверя, особенно когда ветер не со стороны следа, а за следом, верхочут неминуемо должен сколоться. Сколовшись, верхочут разыскивает зверя верхним чутьём, по этой причине собака, отдавшая преследованию все свои силы, с разинутым ртом еле переводя дыхание, за редкими исключениями почует верхним чутьём успевший уже остыть запах зверя. Вот почему верхочуты и одного круга по зайцу не держат и бросают гнать, разыскивая нового зверя. Что заяц попадает в зубы верхочутов - верно, но не «на втором, третьем» кругу, а на первом. Опытные охотники говорят: «Дай Бог, чтобы верхочуты один круг зайца продержали, а на втором наверняка бросят, не только в поле, даже в лесу». Что дельные не верхочутые гончие никогда не будут так нестись за зверем, как пресловутые верхочуты, - это верно, но толку от этого безумного «ерзания», как убедится впоследствии Ружейник Антон, мало».

В настоящее время среди гончих достаточно часто встречаются собаки, способные обнаружить на лежке зайца по чутью, но в работе по преследованию поднятого зайца все они и, прежде всего лучшие из них, ведут ли этот след верхом или низом, как правило, строго держатся следа. Таким образом, если придерживаться схемы Н. А. Зворыкина - это или верхняя следовая работа с поднятой головой, когда собака ведет след, не игнорируя запахи и непосредственно от зверя, если они доступны, или работа только нижним чутьём, или работа смешанная с использованием как верхнего, так и нижнего чутья.

По поводу этих рассуждений считаю совершенно необходимым привести пространную выдержку из замечательной статьи В. Селюгина «О верхнем чутье у гончих и о нижнем - у легавой» (46): «Гончего - верхочута по Кишенскому, я представляю себе не только как гонца огромного чутья, дающего ему возможность - гнать, не опуская головы к следу, но и как обладающего умением пользоваться ветром, стараясь схватить на чутьё в известных случаях запах самого зверя. Кто охотился с гончими, не только стоя на лазу с борзыми или с ружьём, но и наганивал гончих, сплошь и рядом чуть не вместе с ними, со всех ног поспевая на охоте не на лаз, а на место скола, чтобы узнать его причину и помочь собакам, тот знает, что при благоприятном состоянии почвы, атмосферы и свежести следа, гончая большого чутья гонит с поднятой головой и, если след идет против ветра или в полветра, срезает углы и выбрасывает петли, не задерживаясь на них. Но тот же "верхочут" немедленно обращается в собаку "с нижним чутьём", когда русак начнет отделываться по дорогам, заберется в район пасущегося стада, пройдет по пылящейся пахоте или западет среди десятины, устланной вынутым из мочила вонючим льном, а беляк удалеет по горелому бору или махнет огромными прыжками с кочки на кочку по топкому лесному болоту. В таких случаях самая чутьистая гончая вынуждена сбавить паратости иногда до шага, и "верхочут", уткнувшись в землю носом,- выводить след до более благоприятных условий для гона. Собаку, которая не соображает, что ей в таких случаях надо прибегнуть к нижнему чутью, а будет носиться с задранной головой, следует на третьей осени застрелить. Если гончая, подойдя по следу к русаку на лежке или упалому, шагах в 10 - 15 прихватит против ветра запах самого зайца и, ринувшись с поднятой головой, подымет его, то это - "верхочут", а вот, если эта же выжловка окажется на следу по ветру от лежки и спихнет зайца, чуть ли не на шаг от носа, то это уже гончая "с нижним чутьём"».

Примерно то же самое наблюдается у легавых. Вот что пишет об этом Б. А. Братолюбов (3): «Собака, работающая "низом", т.е. разыскивающая птицу по следу, частенько, настолько "увлекается" этим самым следом, что проходит мимо самой птицы, не причуивая её на гораздо меньшем расстоянии, чем она обычно причуивает "верхом" ту же самую птицу».

Наверное, большинству гончатников памятны факты не проявления чутья гончей, казалось бы, в самых благоприятных условиях, когда она не чует на лежке зайца будучи от него под ветром и на близком расстоянии - собака чуть ли не топчет зайца, но явно не чует его до тех пор пока он сам не вскочит.

Многие склонны считать такие случаи не проявления чутья гончей отсутствием запаха от лежачего зайца. На мой взгляд, это суждение ошибочно. Дело в том, что собака работает по живому зверьку, который - бежит ли, лежит ли, - все равно дышит, а значит и выдыхает свой запах в окружающее пространство. Меня всегда поражает, что подавляющее большинство авторитетных специалистов охотничьего собаководства, пишущих о чутье, совершенно игнорируют этот непреложный факт, и даже такой опытный эксперт и охотник как М. П. Павлов (33) основу запаха от птицы видит лишь в выделениях её пищеварительного тракта. И удивительно, что до, сих пор роль запахов дыхания птицы и зверя в работе чутья легавой и гончей не нашла достойного отражения в разработке этой проблемы, хотя еще в 1929 году Б. А. Братолюбов в своей книжке «Подготовка легавой собаки к охоте» (3) достаточно ярко и четко обрисовал её: «Нам не трудно установить следующий, немаловажный для нас факт: дыхание, т.е. воздух, который выталкивается наружу легкими, является главным распространителем запаха всякого животного… Птица, при помощи дыхания, все время насыщает окружающее её пространство воздуха своей эманацией…». Кстати сказать, этот автор, используя установленную им роль дыхания в проблеме чутья, дал исчерпывающий ответ на вопрос: почему малоопытная начинающая работать собака так неадекватно реагирует на живую и битую дичь: «Не удивляйтесь тому, что чутьё "Джоя" как будто потускнело и он не причуял также далеко убитого перепела, как обычно причуивает живых. Это понятно, - ведь вы же убили эту первую птицу мертво, а значит, она уже не дышит и выделяет гораздо меньше запаха, чем выделяла полминуты назад, когда вы любовались стойкой вашего воспитанника». А я бы добавил, что сменился и сам запах, т.к. наверняка чисто битая птица или заяц и пахнут по-другому, чем живые.

Так что не подлежит никакому сомнению - пахнет ли заяц на лежке или нет, - он пахнет, потому что дышит. Вопрос лишь в том - почему одна собака чует его на лежке, а другая нет, или, зачуяв его при подъёме на лежке, уже в процессе гона не может обнаружить его запавшего. Наверное, в этих случаях не может быть однозначного ответа и мы должны вступить в область догадок и предположений.

Любопытно, что все без исключения авторитеты, пишущие о нижнем чутье у легавой, единодушно определяют его как короткое и слабое. Взять, к примеру, хотя бы мнение М. Д. Менделеевой - большого знатока рабочей легавой собаки и блестящего автора в этой области. В своей работе «Типы работы легавой» (30) она так характеризует нижнее чутьё: «Тип № 5. Стоит определенно и резко ниже всех остальных четырех

Cтатьи | Просмотров: 3710

Комментарии