Без знания кровей нет племенного дела
Это не просто звук, а ключ к правильному ведению и совершенствованию русских гончих
М.А. Сергеев, Э.В. Шмит

РГ Белоруссия

РПГ г.Пермь

РПГ г.Тула

РГ г.Ростов

РГ г.Томск

Сегодня Четверг, 22 Апреля 21, 17:26
Главная страница » Каталог статей » Cтатьи

В поисках истины


К столетию со дня рождения Г. В. Богуша

В поисках истины.

эксперт Всероссийской категории по гончим
В.Н. Петров

                                                              Вступление.
     Познакомился я с Г.В. Богушем и И.А. Нефёдовым в 1968 году на Тульской областной выставке охотничьих собак, на ринге русских пегих гончих, где Г.В.. Богуш был главным экспертом, а я был ассистентом, на соседнем ринге экспертизу русских гончих проводил Нефёдов И.А.
     Я впервые видел Богуша Г.В. Он был среднего роста, сутулый, с длинными почти до колен руками, что сразу бросалось в глаза и ястребиным взглядом, как правильно заметил Б.И. Марков. Его голос сильный, чистый баритон сразу выделялся среди окружающих голосов, а если добавить к этому острый ум, совершенно правильную, образную русскую речь, то это будет только частица Богуша, на самом деле он много масштабнее и
значительнее.
     На ринге ходила моя знаменитая по тем временам Сорока - II отличная во всех отношениях, но имевшая один серьёзный недостаток - светлые глаза. Георгий Васильевич знал, что на ринге ходит моя собака, но показывать ему я не стал, а он в свою очередь меня не спросил. На ринге в старшей возрастной группе было двадцать девять собак. Когда после окончательной расстановки он объяснил каждую собаку. Он сразу подошёл ко мне и спросил, где моя собака? «Седьмая - за светлые глаза»,- ответил я. «Отличная собака,- ответил Богуш Г.В,- но ничего не поделаешь». Мне очень понравилась объективность его суждений и тактичность, с которой он обращался ко мне и другим охотникам.
     В последующие годы я неоднократно встречался на выставках, наблюдал за его работой и даже вёл переписку.
                                           
В поисках истины.
     Несколько лет прошло с тех пор как по почте, от друзей я получил ксерокопию статьи эксперта Всероссийской категории Н.И. Крашенинникова, которая называлась «О некоторых контрапунктах в истории русских гончих». Статья видимо где-то была напечатана в книге или журнале. Начинается она с тридцать пятой страницы и заканчивается на шестьдесят шестой странице.
     Автор статьи основательно поработал и собрал большой фактический материал для того, чтобы показать широкой охотничьей общественности всю «пагубность» использования в породе русских гончих Трубача 293 и его потомков - Сигнала и Тайфуна Г.В.Богуша и некоторых других производителей этой линии. Автор считает, что использование этих производителей породе был нанесён серьёзный ущерб, так как эти собаки имели отличный экстерьер обладали серьёзным недостатком-отсутствием вязкости при работе на гону. Потеряв след тонного зайца, они возвращались к хозяину, считая на этом свою работу законченной. Это, конечно, серьёзный недостаток, с которым довольно трудно бороться. Во всех смертных грехах Н.И. Крашенинников обвинил Г.В.Богуша, стоявшего в то время у истоков племенной работы с русскими гончими и
рекомендовавшим для вязок производителей этой линии, принадлежавших питомнику Заготживсырьё Трубача 293 и Сигнала и Тайфуна принадлежавших Г.В.Богушу и других производителей этой линии Ангара и др. Деятельность Г.В. Богуша и вместе с ним работавшего И.А.Нефёдова была Крашенинниковым названа вредительской, но этого мало, Крашенинников Н.И. пошёл дальше, он обвинил Г.В. Богуша и И.А.Нефёдова в том, что они умышленно не допускали некоторых классных собак, как Порывая Крашенинникова, имевшего классных потомков, но не имевших хорошего экстерьера.
Крашенинников Н.И. даёт убийственную характеристику Г.В. Богушу : «Был груб, резок с инакомыслящими, не терпел (даже на выставке) возражений, награждён от природы громадным самомнением и мстительностью.» Вот ведь как! А вот мнение Б.И. Маркова – эксперта Всероссийской категории по гончим и охотничьего писателя:
   ,,Большое влияние на развитие породы русских гончих оказал эксперт Всесоюзной категории Георгий Васильевич Богуш властный, иногда с виду суровый, он долгое время был вершителем судеб гончих. Гончих он знал блестяще. Я много раз наблюдал за его расстановкой собак на ринге и восхищался верным глазом. Среди гончатников его прозвали Егор, а Александр Петрович Марин называл его любовно Егоркой. Все кто знали Георгия Васильевича поражались его одарённости». Он был хорошо знаком с С.А. Есениным, которого сопровождал в поездке в Тифлис и Краснодар и мог часами увлеченно читать его стихи. Рядом с Г.В. Богушем всегда находился его друг- эксперт Всесоюзной категории Нефёдов Иван Алексеевич более спокойный и уравновешенный, но также увлечённый гончими и много охотившийся с ними,,
     Желание опорочить Г.В. Богуша и всю его работу считать вредительской это крайне несправедливо. Один бог без греха! Нужно учитывать то время, в которое работал Г.В. Богуш, ещё в полной мере сказалась разруха, которой поверглось племенное собаководство в годы войны и его восстановление шло очень медленно и трудно. Если борзых и легавых нередко привозили из-за границы, то русских гончих негде было взять, их собирали по крохам среди оставшегося поголовья, стараясь отбирать лучших из лучших. Наше охотничье собаководство до войны ориентировалось на экстерьер,
комплексная оценка появилась позднее. Работа Богуша Г.В. проходила в сложных условиях резкого недостатка племенного поголовья. Поэтому, Трубач-293 из питомника Заготживсырьё, обладавший многими положительными качествами, хорошим чутьём, что очень важно, достаточно сильным голосом, хорошим полазом, паратостью, но у него не доставало вязкости.
     Все собаки линии Трубача 293, Тайфуна о которых я пишу здесь находились (может быть кроме Дуная Щербакова) у рядовых охотников, часть где-то в селе или небольших посёлках, где люди больше всего ценили своих собак не по часовой работе, как пошло позже, а по работе с темна до темна. Ценили тех собак, которые каждого поднятого зайца доводили до ружья. Сколько подняли столько и убили. Многие собаки на выставках не бывали, но хозяева, были гончатниками от Бога.
     Впервые вопрос об использовании Трубача 293 в племенной работе поднял Василий Иванович Кривоносов из Калуги, который приобрёл щенка из питомника от Трубача 293, который оказался плохим работником. В то время эксперт всесоюзной категории В.И.Казанский серьёзно занимался этим вопросом и в журнале «Охота и охотничье хозяйство» в 1964 году была помещена его статья, которая называлась «О потомках Трубача 293». О роли Трубача 293 В.И.Казанский пишет: «Как производитель прекрасного экстерьера он, несомненно, хорошо повлиял на становление типа современной русской гончей. Трубач 293 передал многим своим детям хорошее чутьё, паратость, злобность к красному зверю, но, к сожалению, он передавал недостаточную вязкость. И что ещё очень важно, Трубач имел подлинную родословную, что по тем временам было очень важно.»  Далее Василий Иванович пишет: «Линия Трубача уже давно нет, уже не существует, она растворилась в породе. Исчезла, как исчезают линии в других отраслях животноводства.» А далее В.И.Казанский советует: «Нужно устранять от племенной деятельности собак из потомства Трубача, которые страдают плохими рабочими качествами и особенно недостаточной вязкостью». А я от себя скажу, что вязать собак с плохими рабочими качествами не следует, особенно, если этот недостаток имеют оба родителя. Здесь надеяться не на кого.
     Н.И. Крашенинников в своей статье мнение В.И. Казанского проигнорировал и имя Василия Ивановича нигде не упомянул. Я не думаю, что как научный сотрудник, не знал точку зрения Казанского, просто она была невыгодна ему, с его настроем на охаивание Трубача-293 и собак, происходивших от него и питомника Заготживсырьё. У Крашенинникова Н.И. была другая цель. Охаивая Трубача 293 и Богуша, возвысить роль собак М.А. Сергеева и собак питомника «Охотничий», где Н.И. Крашенинников вместе со Шмидтом был соучастников питомника Сергеева М.А. Я ни в какой мере не умоляю роль М.А. Сергеева и его собак в деле становления породы русских гончих, их рабочих качеств, красивых и сильных голосов. Я преклоняюсь перед Михаилом Александровичем, как умным селекционером, который племенную работу с русскими гончими вёл на научный основе.
     Я против недобросовестного поведения Н.И. Крашенинникова, передёргивающего факты, используя в своей статье то, что выгодно ему для охаивания Г.В .Богуша.  Богуш Г.В. не имел зоотехнического образования, в силу этого он мог что-то в племенной работе не дооценить или наоборот переоценить, но тем не менее он был специалистом в области охотничьего собаководства и начинал с нуля, когда собака, имевшая подлинную родословную, ценилась на вес золота. М.А.Сергеев создавал свой питомник тогда, когда классных собак и с той и с другой стороны было достаточно и естественно, что результаты у М.А. Сергеева были выше.
      Если в серьёзном деле обращать внимание только на хорошие стороны, то его можно возвысить, а в другом только на плохие, то его можно провалить. А если разбираться серьёзно, то в каждом деле есть свои положительные и отрицательные стороны. Вот этого Н.И. Крашенинников не хочет замечать. И Богуш Г.В и Нефедов И.А, и Сергеев М.А, и Н.И. Крашенинников и Шмидт делали и сделали многое в улучшении породных и рабочих качеств русских гончих. Оба питомника в своей работе шли методом проб и ошибок, но научная сторона в работе питомника «Охотничий» преобладала.
     Совершенно правильно в своей статье указывает В.И. Казанский, что ни в коем случае нельзя вязать собак с одинаковыми недостатками. Я не могу сказать, что к несчастью мне пришлось довольно близко познакомиться с собаками линии Тайфуна Г.В. Богуша и откровенно вам скажу, что я места себе не находил, когда эта линия у меня насильственно оборвалась, в три года собака умышленно была отравлена.
     Если в центре в питомниках возникали серьёзные трудности с хорошими производителями, то на периферии все пятидесятые, да и половина шестидесятых годов творился беспредел. Вязали русских гончих с русскими пегими и наоборот. Ориентировались в основном на рабочие качества, лишь бы собаки гоняли.
     У меня в то время была хорошая рабочая русская гончая Висла -1 с полной родословной, внучка Рогдая Павлова В.Н. Стал вопрос, где ей найти хорошего выжлеца. В Туле было несколько заводчиков русских гончих - Карпов Ф.И., Савощев, Мухин П.И., Лещинский И.П., Успенский А.П. Из них в нагонке я встречал только Лещинского И.П. с его Добываем, оформленным на жену Лигостаеву Е.А., большую любительницу гончих. Добывай имел отличный экстерьер, очень приятный окрас (подласый), красивый голос и вполне достаточную вязкость на что в то время мы обращали большое внимание. Кроме того, был очень послушным, имел диплом третьей степени. Для Вислы он был прекрасной парой. Так и решили. Висла ощенила в марте 1966 года шесть щенков. Из них два щенка погибли при случайных обстоятельствах в двухнедельном возрасте. Остались только четыре щенка, две выжловочки и два выжлеца. Лещинский взял за вязку щенка и назвал его Добыч, второго щенка взял А.И. Грачёв и назвал его Кантоном. Одну выжловочку взял И.А. Самохвалов и вторую тоже Волгу я оставил себе.
     Я в то время ничего не знал о Трубаче 293. Все четыре щенка со временем стали классными собаками. Моя Волга к трём годам имела два диплома третьей степени. Все остальные гончие имели по два диплома третьей степени, а Кантон, который прожил больше десяти лет, имел четыре диплома третьей степени. Выше диплома третьей степени у нас в то время не присуждали.
     Расскажу вам о своей Волге. Она начала работать очень рано в семь месяцев. На прогулки в лес, расположенный поблизости я ходил часто с пяти месяцев, и она довольно хорошо ориентировалась в лесу. Как-то решил взять её с матерью с Вислой-1. Мать в лесу нашла зайца и пригнала его ко мне, заяц не добежал до меня пятнадцать метров и сел. Волга, которая стояла возле меня как-то с недоумением посмотрела на него. Он развернулся и убежал. Волга с любопытством добежала до того места, где был заяц, и тут её словно чем-то стеганули, она дала голос, заметалась из стороны в сторону, а потом выправила след и погнала. Она сразу проявила хорошую вязкость. За время нагонки у меня не было случая, чтобы я на сколе не успел подойти к ней. Примерно через месяц, когда Волга начала самостоятельно гонять я взял её опять с матерью. Они подняли русака и пригнали его в лес, но по лесу только что прошло колхозное стадо около ста коров. Висла, которая шла передом, потеряла след и закружилась на месте. Откровенно вам скажу, что причину потери следа Вислой я посчитал уважительной. Но каково же было моё удивление, когда несколько отставшая молодая Волга, догнала до коровьих троп и, не останавливаясь, с голосом погнала по ним. Я ей не поверил и очень расстроился, решив, что Волга пустобрёх, даёт голос без следа. Но как же я был удивлён и обрадован, когда Волга перевела через коровьи тропы и к ней подвалила мать. И я понял, что у Волги чутьё лучше, чем у Вислы. Волга сразу проявила очень большую самостоятельность, не желая работать в паре, так я её не мог подпарить к матери, а когда мать подваливала к ней, Волга бросала и шла искать своего зайца, а одна работала очень вязко часами. Как-то в первую зиму мать подняла лису и стала гонять. Волга не подвалила к ней, а нашла зайца, она была очень добычливая, и угнала его в следующий лес, а я с другом остался подстраиваться под лису, нам нужна была лиса. Лес был очень сильно завешен нависшим на ветвях снегом (была кухта), видимость крайне плохая. Хотя лиса очень хорошо держалась под гоном на небольших кругах, но мы только через полтора часа добыли лису, а Волга продолжала гонять зайца-это на первом поле. Мы пошли на гон Волги и добыли зайца около двух часов, она гоняла зайца. Она работала только одна с семи месяцев, и в три года её и мать отравил мне один ненавистник. Я остался перед охотой с одним щенком. Смерть Волги я переживал очень тяжело, ни одна собака у меня так рано и так ярко не работала. Причём такой залив я слышал только от рпг Пурги Салопанова через много лет. Обладая очень сильным чутьём, Волга чувствовала
неравномерность поступления запаха, и в зависимости от его количества, она
по-разному отдавала голос и, когда запах был наиболее резким, она давала залив. Она вообще не закрывала рта. Я пишу это, как я воспринимал сам. Возможно, кто-то другой иначе бы объяснил это. Я ценил её выше всех собак, которые у меня были до этого.
Я хорошо помню её последние минуты жизни. Она лежала дома рядом с моей койкой. Сознание не покидало её, раньше всего остановилось дыхание, отказал дыхательный центр, я левым ухом лег на грудь Волге она уже не дышала, но что удивительно, а сердце продолжало работать как метроном, сильно и глухо тук-тук тук-тук. Сердце работало около пяти минут, отсчитывая последние секунды жизни. Я беспомощно лежал и слушал постоянно слабеющие удары её сердца. Я не в силах передавать то отчаяние, которое охватило меня в тот момент.
     Я тогда не знал, что Волга была пра-правнучкой Трубача 293 и внучкой Тайфуна Богуша. Волга была выдающейся гончей, обладавшей хорошей вязкостью. Волга имела два диплома третьей степени в одиночку. Причём, свой первый диплом по лисице получила в сложной обстановке. Когда я готовил Волгу к испытаниям из-за недостатка времени, я стал утром до работы ходить в самый ближайший к Одоеву лес, где был вывод лис. Волга там почти каждый раз гоняла, но беда в том, что в этом лесу проходили летом массовые гулянья, и бутылки валялись повсюду, многие разбитые. И вот, за неделю до испытаний Волга так долго гоняла лисицу, а я всё медлил и медлил. Уж очень хорош был голос, и такой яркий залив у неё, а кончилось все плохо. Когда я вышел на дорожку, то увидел, что на крупной кленовой листве появились кровавые отпечатки собачьей лапы. Я было попытался убедить себя. А, может быть, это лиса порезала лапу? Но когда снял с гона Волгу, то увидел, что подушка передней правой лапы разрезана пополам. Привёл домой. Что делать? Зашивать грязную рану нельзя. Залили йодом, забинтовали и привязали к моей койке в надежде, что заживет как на собаке. Через неделю я поставил её на испытания с повязкой на ноге. Волга сработала на диплом третьей степени по лисице. Сняли мы ее только через два часа. Её сестра однопомётница Волга Самохвалова И.А. имела два диплома третей степени, дочь Волги Лада так же была классной собакой.
Кантон прожил больше десяти лет, имел четыре диплома третьей степени. А.П. Марин его ставил на первое место на областной выставке.
У внучки Тайфуна Лада'происходившей от Волги Самохвалова И.А. и Горниста Алымова был сын Дунай Щербакова Н.И., который являлся правнуком Тайфуна Богуша. Дунай Щербакова имел невыгодный чепрачный окрас, который на ринге смотрелся хуже богряных или подласых выжлецов, но несмотря на это Дунай занимал только первые места на областных выставках в Туле, Калуге, Орле, Липецке, Воронеже, Брянске, Смоленске и Москве, причём неодократно. Его хозяин и хозяйка души в нем не чаяли, у них в то время была новая «Волга» и они вместе путешествовали с одной выставки на другую. Его судили разные эксперты, но ни у одного не возникало мысли поставить вторым на отлично. Везде он был только первым. Так он был хорош!
     Последний раз на Московской выставке, когда Дунай был под возрастом, его судил С.М.Пашков. Дунай был конкурентом Бурана Сидоренко, который долгое время ходил первым. Эксперт довольно долго присматривался к собакам, но потом всё-таки вывел Дуная Щербакова на первое место, а публика эксперта наградила аплодисментами. У Дуная было два диплома третьей и диплом второй степени по зайцу в одиночку. Его хозяин был руководителем и не имел возможности загрузить Дуная работой. Вот откуда собаки Богуша, о которых с иронией пишет Крашениннков Н.И.
     И наконец второй их брат-Добыч Лещинского И.П. который имел два диплома третьей степени. Когда Добычу было четыре года, его хозяин умер на испытаниях в 1970 году. А от Добыча и Найда Лещинского осталось десять щенков. После его смерти жена продала и собак и щенков. Из этих десяти в семидесятые годы я нашел в каталогах как классных четырёх. Пятый щенок - Волга Рожкова В.Я. в первый год получила диплом третьей степени, а через год и второй степени. Я пишу только о тех собаках, которых хорошо знал, и эти данные не подлежат никакому сомнению.
     Я тогда не знал, что они были ничем иным как продолжением линии Трубача 293. Я очень жалел, что погибла моя Волга и я потерял эту линию. Несмотря на заклинания господина Крашенинникова я был бы рад, если бы эти собаки сохранились у меня до настоящего времени.
     Работая над этой статьёй я установил, что моя Веста-1 и её сестра, однопомётница Инга Рожкова В.Я. были той же линии Тайфуна через Добывая Лещинского И.П. и были
отличными рабочими собаками.
     Один мой хороший знакомый Володя Шведков из Белёва проходил срочную службу в армии в Ленинградской области, а служба его состояла в том, что он охранял военный склад в лесу, стоял на часах с винтовкой. Лесничим в этом лесу был Николай Сергеевич Невский хороший охотник-гончатник. Стоя на часах у военного склада Володя частенько слушал собак Н.С. Невского, которые часами гоняли зайцев. Володя не был охотником, но слушая собак он увлёкся гончими и познакомился с Невским и при демобилизации привёз от него себе в Белёв выжловочку, которую через несколько лет я лично испытывал по русаку последним номером по жеребьёвке около двенадцати дня при температуре + 15 и она прекрасно сработала на диплом третьей степени. А через год Володя от Невского привёз щенка выжлеца своему другу В.М.Фролову. Он вырос в хорошую рабочую собаку, и через несколько лет я с Мурзаем повязал свою Эльбу. В помёте было семь щенков, и только одна выжловочка, самая слабенькая и робкая. Я её даже не наганивал. Она ушла в десять месяцев со двора с матерью в охотугодья. Мать пришла на четвёртые сутки, а её я нашёл только на одиннадцатый день по объявлению в газете и она сразу работала на равнее с матерью, а затем превзошла её. Через четыре года она стала чемпионом Тульской областной выставки 1984 года. Это Ангара-И 5440. А Крашенинников Н.И. клянётся и божиться, что собаки Невского или совсем не работают или за работу принимаются поздно.
     Вот те, собаки Невского Н.С, которые попадали ко мне, и ни об одной из них я не могу сказать ничего плохого, а некоторые были выдающимися, даже чемпионами. Возможно, здесь положительную роль играли мои выжловки, недостатки собак Богуша сглаживались. О чём пишет В.И.Казанский. Если физические уродства видны каждому, простым невооружённым глазом, то элементы работы собак определить непросто. Во всяком случае для этого нужно время. Обвинять Г.В.Богуша и И.А. Нефёдова в том, что они и
правила проведения полевых испытаний переработали под своих невязких собак это уж совсем нехорошо. Правила постоянно изменялись, и в дальнейшем будут меняться, жаль не всегда в лучшую сторону. Этому мешают часто личные амбиции, желание некоторых переработчиков утвердиться в качестве монополистов, законодателей, не терпящих никаких возражений. Этому способствует положение в обществе, административный ресурс, служебное положение, поддержка прессы. Но практическая жизнь показывает полную несостоятельность их бредовых идей вроде часовой работы для всех дипломов на полевых испытаниях гончих и унизительного положения бонитировки по лисице.
     Я работал на одном ринге с Г.В. Богушем и имел возможность наблюдать за его работой в Туле, Калуге и, наконец, в Москве в 1972 году на Всероссийской выставке, когда на одном ринге в старшей возрастной группе экспонировались около сотни русских гончих выжлецов. Георгий Васильевич блестяще справился с этим. В три круга были расположены собаки на ринге. Говорить о Богуше и Нефёдове как о преступном
содружестве обвинять их во вредительстве, по меньшей мере, безнравственно. Их содружество было творческим и справедливым. Крашенинников больше всего обиделся на Богуша за то, что он отказался включить в план вязок его выжлеца Порывая, заявив, что: «У нас такой дряни в Москве полно!»
     Выступая на одной и той же выставке Г.В. Богуш и И.А. Нефёдов постоянно
советовались друг с другом, приглашая на свой ринг, показывая окончательную расстановку собак и только после этого делали пояснения. Назвать Г.В. Богуша краснобаем, имеющим какое-то высшее техническое образование, значит, заводить аудиторию в заблуждением. Г.В. Богуш окончил Высшее техническое училище им. Баумана, где нужна по настоящему светлая голова и был инженером конструктором. Пояснения Г. В. Богуша были точны и объективны и красочны. Делая пояснения собак на ринге, Богуш, как по ступенькам лестницы спускался от первой собаки до последней, точно указывая чем вторая собака уступает первой, каждая последующая уступает предыдущей. Он прекрасно видел собак, точно отмечая их положительные стороны. Он никогда не делал огульных заявлений. Подобных, таким как три - отлично, десять очень хорошо, два - хорошо. Почему они занимают эти места ни одного слова. Разве отличные
или очень хорошие все одинаковы? Нет, они каждая чем-то отличается от рядом стоящей на ринге.
     Я видел многих выдающихся экспертов на рингах, перед некоторыми из них я преклоняю голову, перед их талантом, мастерством, но ни у кого или не от кого из них я не слышал таких точных, объективных пояснений как от Богуша. Его слушали всегда очень внимательно и не редко награждали аплодисментами. Обвинять Г.В. Богуша и И.А. Нефёдова в каких-то умышленных действиях, направленных на пользу только своим собакам неправильно. Это были настоящие знатоки и любители и в то же время большие специалисты, которым пришлось работать в условиях дефицита племенного поголовья.
     Иван Алексеевич Нефёдов, будучи тяжело больным, у нас в Туле проводил свою последнюю выставку, как лебединую песню, и вскоре его не стало. Я был на этой выставке рядом с ним. На соседнем ринге с чувством искреннего уважения я наблюдал за его работой, его последнее дружеское рукопожатие, я чувствую до сих пор.
Каждый раз, когда в охотничьей печати был брошен очередной камень в прошлое русской гончей в адрес Г.В. Богуша людьми, незнающими Богуша, ни Трубача 293, ни Сигнала, ни Тайфуна или наоборот хорошо знающими и Богуша и то непростое, послевоенное время, но умышленно извращающими факты или, беря только отрицательное, мне всегда хотелось выразить свой протест, но я каждый раз удерживал себя, считая это дело крайне сложным. Так как за десятилетия накопилось слишком много безответственных заявлений в адрес Г.В. Богуша, причём все эти заявления неслучайно появились после смерти Георгия Васильевича, при его жизни эти господа с камнем за пазухой сидели в тени, не смея и нос свой высунуть.
     Ведь на Руси исстари было принято не говорить плохо об умерших, а у нас наоборот- доходим опять до вредительства и врагов народа.
     Я не претендую на абсолютную истину, но я откровенно высказал то, что
видел своими глазами, что пережил, что передумал по этому вопросу.



Cтатьи | Просмотров: 2562

Комментарии