Без знания кровей нет племенного дела
Это не просто звук, а ключ к правильному ведению и совершенствованию русских гончих
М.А. Сергеев, Э.В. Шмит

Архив Лебедева Ю.В. г.Пермь

РПГ г.Тула

РПГ г.Томск

РГ г.Ростов

Фотографии с охоты с РПГ

Сегодня Четверг, 22 Апреля 21, 18:30
Главная страница » Каталог статей » Cтатьи

Новое - это хорошо забытое старое

          Новое – это хорошо забытое старое.

 Обновленная комиссия по гончим РФОС приняла новые правила испытаний .

 
 
     Седьмого декабря 2004 г. состоялось заседание обновленной комиссии по гончим РФОС. Напомню, что решением бюро президиума РФОС от 16 марта 2004 г. комиссия утверждена в составе 13 человек. На заседании присутствовали 9 ее членов, а именно: Ю.В.Полуйко – председатель комиссии, В.П.Сипейкин – секретарь (оба – Тверь); члены комиссии – С.М. Пашков, В.Е.Тяпкин, В.Р.Горский, Н.С.Корнеев (все – Московская обл.); А.К.Шарафутдинов (Казань), В.А.Киселев (Вологодская обл.), Е.И.Погадаев (Йошкар-Ола). По разным причинам не присутствовали В.Н.Тарасенко, Б.В.Амосов, В.В.Мещеряков, С.М.Духанин. Заседание комиссии открыл первый вице-президент РФОС А.М.Михайлов, на открытии и закрытии заседания присутствовала также О.Б.Краснова – исполнительный директор РФОС. Вел заседание председатель комиссии Ю.В.Полуйко.
     Основные вопросы, рассмотренные комиссией, – изменение Правил испытаний и Таблицы бонитировки гончих собак. По первому вопросу выступил В.П.Сипейкин, по второму – А.К.Шарафутдинов. По каждому изменению документации, вплоть до включения или исключения отдельных слов, проводилось голосование. Перед голосованием члены комиссии имели возможность высказать свое мнение или внести свои предложения об изменении формулировок, которые, в свою очередь, принимались или отклонялись. Все решения приняты большинством голосов от 67 до 100%, что оформлено соответствующим протоколом. Следует добавить, что двое из не присутствовавших на комиссии членов – С.М.Духанин и В.Н.Тарасенко (зам. председателя комиссии) – предварительно в телефонном разговоре поддержали предлагаемые изменения Правил.
     Рассматриваемый проект Правил разработан В.П.Сипейкиным совместно с Ю.В.Полуйко. Основные аспекты изменений были предварительно согласованы с А.М.Михайловым. Предпосылкой для изменений послужила дискуссия, которая идет с момента введения Правил, т.е. с 1994 г. до настоящего времени, она отражена на страницах охотничьей печати – в газетах «МОГ», «РОГ», журналах «Охотничьи Собаки», «Охота и охотничье хозяйство» и др. В ходе полемики обеими сторонами высказано много претензий как к новым (1994 г.), так и к старым Правилам, внесено много предложений по усовершенствованию тех и других. Поскольку в процессе дискуссии стороны не смогли прийти к единому мнению, Юрием Васильевичем Полуйко было высказано предложение разработать компромиссный вариант Правил испытаний (статья «Размышления на заданную тему», «РОГ» № 6 от 23.04.2003 г.).
     Конкретные предложения по изменению Правил были изложены в статье, напечатанной с сокращениями под заголовком «Формула состязаний» в ежемесячнике «Охотничий вестник» №2 за 2004 г. Полностью эта статья напечатана в белорусской газете «Охотник и рыболов» №11 за тот же год. Проект Правил, пояснительная записка к нему и копия вышеуказанной статьи распространялись на Всероссийской выставке гончих в Ярославле и на Всероссийских состязаниях гончих в Марий Эл. Эти же материалы были разосланы членам комиссии по гончим для предварительного рассмотрения.
     Убежденность в необходимости корректировки Правил вытекает из практики охоты, работы на испытаниях и состязаниях, планирования племенной работы с гончими. Юрий Васильевич Полуйко, а затем и ваш покорный слуга в сумме три десятка лет выполняли обязанности ответственных за племенную работу с гончими Калининского, а затем Тверского областного общества охотников. Довелось работать по Правилам испытаний 1972, 1981 и 1994 годов. Большая часть предложенных изменений почерпнута нами из печати, из отчетов об экспертизе, из бесед с экспертами и с владельцами гончих. Надеюсь, нас простят те, кто высказал эти предложения, – ведь «плагиат» в данном случае не только позволителен, но и желателен.
     Ключевым вопросом рассматриваемого проекта является возвращение к структуре Правил, существовавших до 1994 г., когда дипломы присуждались при длительности гона 40, 50 и 60 минут. Напомню, что Правилами 1994 г. время для получения диплома III степени было увеличено в полтора раза с целью увеличения вязкости пород гончих.
     Назначение испытаний – определить, какими качествами обладает каждая особь, – не более того. Это часть племенной работы, обеспечивающая информацией заводчика или ответственного по племенной работе, которые на основании результатов испытаний подбирают пары для вязок таким образом, чтобы закрепить в потомстве положительные качества родителей и избежать проявления нежелательных свойств. Вопросы сохранения, улучшения, изменения качеств пород или групп пород решает племенная работа в целом, а не изменение правил испытаний. У гончих нет критерия, который бы можно было принять за меру продуктивности, как, например, надои молока у коров или развиваемая скорость у беговых лошадей. Среди гончатников кто-то считает, что гончие должны быть вязкими, другой – голосистыми, третий – чутьистыми, четвертый – верными, и так далее. Ясно, что ценна только та гончая, которая обладает набором качеств, оговоренных Правилами испытаний, а также и некоторых других – нестомчивость, отсутствие наследственных болезней, экстерьерные показатели и т.д. Правила 1994 г., отдавая приоритет одному показателю – длительности гона, препятствуют выявлению и развитию других, не менее важных достоинств гончих.
     Одно из правил животноводства гласит: если при разведении животные жестко отбираются по одному качеству, все остальные качества, в том числе влияющие на жизнеспособность и репродуктивные способности, деградируют. Завышенные требования к качествам пород гораздо более опасны, чем заниженные. Ведь загубленный волевым решением генофонд восстановить невозможно. Улучшать определенные качества в породе можно только постепенно.
     Нужно ли стараться повысить вязкость гончих? Нужно, кто же спорит! Вопрос – каким образом. Путь может быть только один – отбирая для разведения наиболее вязких собак и, повторю, обладающих набором всех остальных положительных качеств. Но как можно отобрать собак по вязкости, когда у всех имеющих дипломы собак вязкость определена в 15 баллов? Что же, мы добились абсолютной вязкости?
     Предположение, что гончая, отработавшая на гону час, имеет природную вязкость, а гончая, отработавшая только сорок минут, ее не имеет, не всегда справедливо. Так, А.Камерницкий и А.Матушкин в книге «Полевые испытания охотничьих собак» утверждают, что не отсутствие вязкости, а недостаток мастерства приводит к тому, что гончие не дорабатывают до часа. Приведу мнение Н.П.Пахомова по данному вопросу: «Вязкость обнаруживается главным образом на сколах, почему охотнику запрещается помогать собакам, чтобы позволить судьям легче судить о размерах вязкости. Отсюда вытекает, что продолжительность гона и его беспрерывность не могут определить собой вязкости». (Н.П. Пахомов, «Полевые пробы гончих» М., КОИЗ, 1932 г., с.34)
     При судействе по Правилам 1994 года встречается парадоксальная ситуация, когда наличие у собаки мастерства, чутья и паратости приводит к тому, что гончая остается без диплома. Говоря о работе собаки на гону, мы почему-то забываем о поведении зверя. От того, как поведет себя зверь, во многом зависит, будет получен диплом или нет. Недаром владельцы гончих полушутливо делят зайцев на «дипломных», способных долго ходить по чистому лесу под гоном, и «не дипломных», склонных постоянно западать, по которым заработать диплом собаке значительно труднее. Поведение зверя, в свою очередь, определяется работой собаки - насколько опасен для зверька преследователь. Правильнее было бы говорить о взаимодействии собаки и зверя во время гона. Приведу несколько примеров, списанных с натуры, но несколько утрированных.
     Первый пример – побуженный заяц, сделав полукруг и удалившись на достаточное расстояние от гона, сделал двойку, запал и слушает, далеко ли от него собака. Гончая, разобравшись, куда ушел зверь, идет по следу, опустив морду к земле и вынюхивая каждый следок. Как правило, за таким гоном эксперту можно идти не напрягаясь. Но вот след кончился – двойка. Пока гончая минут 10–15 разбирается с двойкой, отдохнувший зверек снова переместился подальше от гона. Зверь из-под такого гона успевает не только посидеть, но и полежать, и погрызть кустики. Теоретически зверек может ходить под такой гончей сутками, то есть жить под гоном. Перевидеть зверя из-под этого гона непросто, – ведь зверек сделал за час всего один-два круга и может находиться в любом месте лесного массива, в том числе и сзади гончей, когда он сделал круг и вернулся на свои следы, что чаще всего и делает. Приходилось наблюдать, как гончая, ярко отдавая голос, проходит по следу зверя через 17–20 минут. Таких гончих после введения новых Правил встречается все больше. Председатель комиссии нервничает: если зверь не перевиден, то экспертная комиссия плохо работает, о чем комиссии заявляет владелец гончей. Когда гончая идет в 20 минутах от зверя, зачастую непросто отличить шумового зверя от гонного. Иногда желаемое выдается за действительное, и вот он – диплом их часовой работы, обычно невысокой степени. Это пример неяркой работы верной на гону, но недостаточно паратой гончей.
     Второй пример. Поведение зверька то же самое – побуженный, он сделал полукруг, запал и слушает гончую. Быстрая на ноги и азартная гончая, поносившись с голосом минуты три возле места подъема, определилась, наконец, с направлением движения зверька, быстро пошла его следом, скрашивая гон голосом на проносах, дошла до двойки, опять же пронесла и несколько минут отдает голос на двойке, иногда замолкая. Зверек успел полежать, при приближении гона ушел, напетлял возле места подъема и отдыхает. Когда след поостыл, гончая замолкает, начинает резать и натекает на след ушедшего зайца. Если судить по голосу, – зверек только что выскочил из-под носа собаки, и она его сейчас догонит. На самом же деле заяц был здесь минут 10 назад. Дальше следует такой же гон, но к нему прибавляется отдача голоса на следах первого круга. Все остальное – примерно так же, как и в первом случае, т.е. зверек сделал за час полтора–два круга, перевидеть зверя, несмотря на кажущийся ярким гон, тоже трудно. Больше, чем в первом случае, устала собака за счет излишних кругов и напрасной отдачи голоса, но час прошел, диплом есть, причем не редко высокой степени, если эксперты не имеют достаточного опыта судейства. Зверек, как и в первом случае, не устал и может ходить долго. Это пример работы азартной собаки, быстрой на ноги, с невысокими чутьем и мастерством, с дефектами верности отдачи голоса. Отмечу, что оба случая наиболее характерны для работы собак, получающих дипломы по новым Правилам, в принципе именно таких гончих мы культивируем этими Правилами.
     Третий пример. Поднятый заяц, как и в первых двух случаях, сделал полукруг и запал. Гончая с хорошим чутьем и ногами отстала от него минуты на две, подошла к двойке, скололась. При приближении собаки еще не успевший устать заяц вновь сделал полукруг и снова запал. Обрезав место скола, гончая натекла на след ушедшего зайца, на что ушло не более двух минут. Вновь следует гон, зверь делает круг, другой, третий. Чем больше кругов, тем скорее эксперты выявят лазы конкретного зверя, тем больше вероятность того, что зверек будет перевиден. При ярком гоне экспертная комиссия успевает перевидеть зайца 3–5 раз. Перевидение зверя перестает быть случайностью, – гон заворачивает на вас, значит, скоро зверь будет здесь. В какой-то момент зверек начинает уставать – таково свойство любого организма – непрерывное движение вызывает необходимость хотя бы в кратковременном отдыхе. Заяц перестает вставать с лежки при приближении гона, пропускает собаку, идущую по двойке, находясь недалеко от своего следа, иногда в 2–5 метрах, и рискует быть словленным. Собака, которая начинает резать, уже не находит, как прежде, выходного следа. Мастеровитая гончая сужает круги, чутьистая молча выхаживает заячий след, пока зверек не выскочит из-под самого носа. Гон становится рваным.
     Уставший заяц делает круги значительно меньших размеров, все чаще западает, делает то, что при неярком гоне не стал бы делать: уходит в поле, в залитое водой болото, в камыши, переплывает довольно широкую реку, уходит по шоссе в деревню, в пасущееся стадо. Применяет всякие хитрости: лезет в нору, в мелиоративную трубу, мертво сидит на верху завала, кучи хвороста, на наклонном дереве, когда гончая лазает прямо под ним. А всегда ли владелец и эксперты смогут определить, что зверек уже словлен? Чем паратее и мастеровитее гончая, чем слабее зверь, тем больше вероятность того, что гон закончится ранее часа.
     Сколько же времени требуется гончей, чтобы довести зверя до состояния, когда он перестает ходить? Обратимся к трудам, которые принято считать классическими. Стая фоксгаундов при парфорсной охоте загоняет зверя за 40 минут. (Александр Эмке, «Выставочные впечатления». Журнал «Наша охота» №2-11, 1911 год, с.32) Гончатник из Херсонской губернии Баковецкий К.П. утверждал, что его стая англо-русских гончих залавливала русаков за 20 минут. (К. Баковецкий, «Письма к племяннику». Журнал «Наша охота» №8-11, 1911 год, с.38) А вот описание работы стаи М.И.Алексеева на пробах гончих Московского общества охотников 12 октября (25 октября нового стиля) 1908 г. близ станции Кубинка. «Беляк дал два больших круга и несколько раз западал, по счастливой случайности, на глазах судей, которые 3 раза могли видеть, как пронесшиеся собаки быстро справлялись и поднимали зайца вновь, не давая ему отдыха. На 3-м кругу заяц был пойман на глазах у судьи». И далее: «Из 5 поднятых зайцев 2 убиты и 2 пойманы собаками – один стреляный, другой нестреляный; 5-й заяц отделался потому, что за поздним временем собаки были сбиты со следа доезжачим». (Журнал «Семья охотников» за 1908 год, №22). Это примеры работы стаи – скажет читатель. Но ведь они приведены для того, чтобы определиться с возможностями зверя. Да и нынешние Правила существуют не только для одиночек, но также для смычков и стай. Итак, 20 минут гона для русака, 2–3 круга непрерывного движения для беляка – таков ресурс зайца, 40 минут для лисы.
     Получается, гончая может прекратить гон до истечения часа вовсе не из-за отсутствия вязкости или мастерства, а из-за того, что зверь либо уже в зубах собаки, либо применил нетрадиционные приемы, чтобы избежать поимки. Если зверь еще жив, он должен какое-то время отдохнуть, чтобы иметь возможность двигаться, – до тех пор гона не будет. Собака тоже устала – ведь такой, даже сорокаминутный гон требует отдачи всех сил, высокого физического и эмоционального напряжения. Но не эта ли общая с собакой страсть так волнует наши души! А вспомните, как дышит, как пытается успокоиться вывалившая по следу только что взятого зверя гончая! Да, ей тоже необходим отдых, но пройдет десять минут, максимум полчаса, и она сама уйдет в полаз. Мы же обвиняем ее в недостаточной вязкости!
     Пусть читатель-гончатник сам себе ответит на вопрос, какую из трех вышеописанных гончих он хотел бы иметь. Охотиться можно со всеми тремя, но с первыми думаешь о том, как бы взять зайца, а с третьей, как бы не выбить всех зайцев в округе.
     В Тверской области ежегодно проходят состязания гончих памяти Кишенского – областные и межобластные. Читая отчеты экспертов, нередко обнаруживаешь сожаление председателя комиссии по поводу того, что яркий, пристальный гон закончился сколом на 50-й, даже на 59-й минуте и хорошо работающая гончая осталась без диплома. Не третий ли это случай из изложенных выше?
     Требования к рабочим качествам гончих должны соответствовать состоянию пород на данный момент. Даже в благополучные 1980-е годы результативность испытаний и состязаний не превышала 10–30%. Если судил не «карманный» эксперт, конечно. В 1992–1999 гг. наблюдался катастрофический спад племенной работы с гончими, обусловленный обнищанием населения, развалом обществ охотников. В таких условиях ужесточение Правил испытаний было еще одним ударом по заводскому разведению гончих. Многие сельские гончатники, кстати, имеющие рабочих собак, перестали выставлять их на испытания – слишком мала вероятность получения
     диплома при немалых затратах, которые ложатся на владельца гончей. Теперь они успешно охотятся с потомками тех собак, но уже не имеющими родословных. Такого ли результата добивались разработчики Правил 1994 года?!
     Одновременно с возвращением к дифференцированной оценке работы гончих в зависимости от общего времени гона – 40, 50 или 60 минут – во вновь разработанных Правилах ужесточены требования к соотношению времени чистого гона и сколов. Правила 1981 года предусматривали процентное отношение времени сколов к общему времени работы для диплома I степени – 25%, II – 35%, III – 45%, независимо от общего времени работы. При этом на диплом III степени достаточно было иметь 22 минуты чистого гона из 40-минутной работы. Противники возвращения к старым Правилам считают, что 22 минуты чистого гона – слишком мало для допуска собаки к племенному разведению. В принятом комиссией проекте заложен другой принцип – чем меньше общее время работы, тем она должна быть интенсивнее для получения диплома той же степени. Теперь для получения диплома III степени время чистого гона не может быть меньше 30 минут. То есть проект сориентирован на результативность гона, а не на его длительность. Указанные изменения проиллюстрированы в таблице. В числителе приведены значения максимального времени сколов для получения диплома и в скобках – процент сколов от общего времени работы, в знаменателе – время чистого гона.
     Соответствующим образом откорректированы рекомендации по оценке мастерства и вязкости в Таблице примерных оценок. Рекомендации по оценке вязкости соответствуют Правилам 1981 года за одним исключением – по предложению С.М.Пашкова введено примечание: «Если единица уходит со скола для проверки ведущего с последующим самостоятельным возобновлением работы, снижать оценку на 1–2 балла». Такое нововведение вполне соответствует приведенному выше мнению Пахомова об определении вязкости.
     В Правилах 1994 года имеется примечание: «При бесспорно сгоненном звере ранее 60 минут гона ... оценка мастерства производится с учетом процентного отношения общей суммы сколов ко времени работы». В проекте новых Правил предложена следующая формулировка этого примечания: «При сгоненном или словленном звере ранее 60 минут гона к фактическому времени гона прибавлять 10 минут». В последнем случае присуждение диплома и определение мастерства проводится по тем же критериям, как если бы гончая (смычок, стая) стеряла зверя, но дается 10-минутная добавка за то, что гончая сделала свою работу – взяла, осилила зверя. Эта добавка компенсирует неизбежные сколы, предшествующие залавливанию зверя. С другой стороны, такая формулировка гарантирует, что единица, которой присуждается диплом, перед тем как словить или сгонять зверя, как минимум полчаса его гоняла, причем гоняла, допустив в сумме не более 10 минут сколов.
     Обратим внимание, что это примечание позволяет получить диплом как гончей, сгонявшей зверя, так и гончей, его словившей. Чтобы разобраться, чем сгоненный заяц отличается от словленного, приведу несколько выдержек из высказываний гончатников начала прошлого века.
     Вот как определял слово «сгоненный» известный гончатник А.С.Обниский (Журнал «Наша охота» за 1911 год, №3, с. 22, статья «В защиту восточной гончей»):
     «Что значит, собственно говоря, сгонять зверя?
     Под сгоненным (у нас!) хотя бы зайцем я разумею того из косых, которого гончие без посторонней помощи до того угоняли, что он уже обессилел, изнемог и, придя в такое состояние, что не может уже уйти от все наседающих собак, попадает, наконец, им в зубы, будь то на лежке или на гону. Строго говоря, такова должна быть задача работы всякой гончей, т.е. всякого поднятого зверя она должна сгонять, но... это, господа, идеал, достигнуть которого – ах, как трудно».
     В качестве доказательства того, что зверь сгонен, а не словлен, многие гончатники приводят факт мгновенного застывания зверя с его смертью. Вот как описывает А.Эмке это явление в статье «Выставочные впечатления» (Журнал «Наша охота» №2-11 за 1911 год, с.31): «21 сентября 1903 года мне пришлось взять матерого самца лисицу из-под двух смычков гончих, настолько замотанную собаками, что, когда я ее убил, она застыла как камень: когда я поднял ее за задние ноги – она не сгибалась и осталась растянутой как палка».
     Н.П. Пахомов в вышеупомянутой книге «Полевые пробы гончих» ссылается на знатока парфорсной охоты Маркевича и его заметку «О фоксгаундах» (Журнал «Наша охота» № 6 за 1913 год). Привожу выдержки из этой заметки: «Сгоненный заяц никогда не заставит сколоться собак там, где он запал, так как такой заяц никогда не делает последней скидки, а как идет, так и сунется в землю, причем вид его в это время удивительно характерный. Он и не думает плотно прижиматься к земле даже на чистом месте, в поле, а просто с хода ложится, вытягивая в струнку все тело, задние ноги назад, в одну прямую с туловищем. Несмотря на то, что заяц еще теплый, вы ему силой не можете согнуть ног и позвонка, как будто он давно остывший. Весь его вид такой, точно его с силой растянули за задние и передние ноги и заморозили... Все зайцы, взятые при иных условиях, суть заловленные, о которых тоже стоит сказать несколько слов, в особенности в данном случае.
     Начать с того, что все давшие заловить себя зайцы, – со странностями, и они делятся на два вида или типа. Первый тип встречается довольно часто; это те зайцы, которые под гончими ходят на коротких кругах, западая по большей части в лесу. Раз запав, такой заяц редко когда подымается; гончие как бы гипнотизируют его, и если одной из гончих удастся наскочить на лежащего сзади, она берет его тут же. Но если это и не удастся по первому разу и заяц вскочит, то, пройдя недалеко, он вновь западет и по второму, третьему разу – в зубах. Еще интереснее второй тип такого зайца: этот не западает, но на всем ходу под гончими вдруг сядет, высоко вытянувшись на ногах и по большей части на совершенно чистом месте. Стая доходит, вот уж собаки увидели и залились по зрячему. Мгновенье, и, кажется, заяц в зубах; но прыжок – и он катит дальше, чтобы через некоторое время сесть опять. Два – три раза сядет – и в зубах».
     Как видно из приведенного отрывка, Маркевич основным отличием сгоненного зайца от словленного считает его «застывание», поскольку поведение зверька в момент поимки гончими не всегда можно увидеть. Какова была длительность и интенсивность гона в каждом из этих случаев, он, к сожалению, не указывает, нас же интересует именно эта сторона вопроса. Современный читатель вряд ли согласится с предположением о «гипнотизировании» зайца гончими, если не считать средствами гипноза быстрые ноги, мастерство и острые зубы.
     Различия в виде и поведении сгоненных и словленных (по Маркевичу) зайцев заключаются в разности биологических процессов, происходящих в организме зайца в том и в другом случае. Затвердевание мышц сгоненного зайца, его вытягивание «в струнку» говорит о том, что перед смертью его мышцы свело судорогой, возникающей из-за избытка мочевой кислоты в процессе длительной их работы – сокращений и расслаблений. Западания и внезапные посадки словленного (по Маркевичу) зайца обусловлены кислородным голоданием организма, в том числе головного мозга, что возникает по причине того, что кровеносная система не справляется с нагрузками во время бега, т.е. заяц находится во время поимки в полуобморочном состоянии.
     Таким образом, в обоих случаях первопричиной остановки зверя является длительное, интенсивное преследование его гончими. Здесь следует сделать несколько замечаний. Первое – в обоих случаях время, через которое зверь сдастся, зависит в том числе и от состояния организма зверька. Например, появление судорог провоцируется недостатком кальция, время наступления кислородного голодания определяется состоянием кровеносной системы – сердца и легких. Второе – заяц может быть словлен и случайно, когда он пытается перехитрить собак. Поэтому непременным условием присуждения диплома должен быть пристальный гон не менее получаса до поимки зайца, что и предусмотрено проектом.
     Еще два новшества введено в Правила – результаты испытаний записываются теперь в родословную каждой собаки, участвующей в испытаниях, в том числе входящей в стаю. Раньше стайным собакам дипломы в родословную не записывались, на выставках нельзя было определить, имеет ли данная собака диплом.
     Еще одним изменением, внесенным в проект Правил по предложению Н.С.Корнеева, является то, что результаты испытаний заносятся в родословную независимо от того, присужден диплом или нет. Насколько стабильна собака в работе, будет видно по ее родословной.
     По второму вопросу – корректировке таблицы бонитировки гончих на выставке – выступил А.К. Шарафутдинов. В 1994 г. гончим была предоставлена возможность получать дипломы по лисе всех трех степеней (до этого по лисе можно было получить дипломы не выше III степени). Однако таблица бонитировки на выставках была составлена так, что с «лисьими» дипломами нельзя присвоить даже третий племенной класс. А ведь в России есть регионы, где зайца практически нет, охотятся только на лису. Многие линии гончих утеряли злобность к красному зверю, которая всегда ценилась в гончих.
     Альберт Кашафович предложил приравнять «лисий» диплом по значимости к «заячьему». После дебатов это предложение было поддержано только при отнесении к третьему, второму и первому классу. Для класса «элита» теперь требуется два диплома в одиночку, один из которых не ниже II степени по зайцу. Одновременно несколько ужесточены требования к потомству у собак, которые могут войти в класс «элита». Раньше для отнесения к этому классу требовалось 3 потомка с общей суммой 9 баллов для выжлецов и 2 потомка с суммой 6 баллов для выжловок, т.е. потомки проходили по минимуму (оценка экстерьера «хорошо» – 1 балл, диплом III степени – 2 балла, итого 3 балла). Теперь общая сумма баллов за потомство для прохождения в класс увеличена до 10 баллов выжлецам и до 7 баллов выжловкам.
     В заключение хочется сказать: «Новое – это хорошо забытое старое!» Эти слова относятся не только к пресловутым 40, 50 и 60 минутам. Мы возвращаемся к пониманию того, что собаку надо ценить за проделанную работу, так ценили собак первые наши судьи – Де Коннор, Мамонтов, Алексеев. И еще: прекращение дискриминации красногонов, которые всегда ценились на Руси. В условиях наступления «зеленых» на само право охотиться весомым аргументом в пользу охоты является то, что охотники, а гончатники в первую очередь, поддерживают численность лисиц на допустимом уровне. Сейчас бешенство лисиц представляет опасность не только для них самих, но и для общества, о чем свидетельствуют участившиеся случаи гибели людей от этой болезни.
от 01.11.2005
Виктор СИПЕЙКИН, эксперт всероссийской категории



Cтатьи | Просмотров: 1308

Комментарии