Без знания кровей нет племенного дела
Это не просто звук, а ключ к правильному ведению и совершенствованию русских гончих
М.А. Сергеев, Э.В. Шмит

РПГ г.Москва

Щенки русских гончих

РГ Удмуртии

РПГ г. Сыктывкар

РПГ г.Пермь

Сегодня Четверг, 22 Апреля 21, 16:13
Главная страница » Каталог статей » Cтатьи

Михаил Александрович Сергеев (1900-1977гг)

Из архива Л.А.Моисеенко

 

П.Леонов, эксперт-кинолог I категории

(«Охота и охотничье хозяйство», 2001, №2)

 

 МИХАИЛ  АЛЕКСАНДРОВИЧ  СЕРГЕЕВ

К 100-летию со дня рождения (1900-1977)

 

Душевная щедрость не любит ря­диться в яркие наряды. Она суть качественного человеческого состояния и поэтому оказывает­ся нередко скромным малозаметным подвигом всей жизни. Эти слова пол­ностью относятся к Михаилу Алексан­дровичу Сергееву.

Это был человек высокой культуры. Вся его жизнь — путь непрерывных исканий. Ему был чужд пассивный безде­ятельный образ жизни. Это был не кабинетный работник, а ученый-практик. Многолетняя научная работа на Край­нем Севере, которую он применял на практике, была направлена на сохра­нение, умножение, улучшение олене­водства и охотничьего собаководства. Любовь к природе привела его в 1918г. в Петровскую (ныне Тимирязев­скую) сельскохозяйственную акаде­мию. Молодой энергичный жизнерадо­стный юноша обладал организаторски­ми способностями, сумел сплотить вокруг себя студентов, любителей при­роды и создать многочисленный кру­жок «Любителей природы и охоты». Позже по инициативе участников это­го кружка стали хлопотать о возобновлении в академии курсов охотоведе­ния, которые существовали до 1916 г.

В 1922г. при академии были открыты Московские государственные курсы охотоведения, утвержденные Наркомпросом, по делу высших школ. Вся ра­бота на курсах велась под общим ру­ководством профессора Б.М.Житко­ва. Михаил Александрович Сергеев был назначен его заместителем по учебной части. Исключительно энергичную де­ятельность Михаила Александровича на этом посту отмечал Д.К.Соловьев в «Основах охотоведения».

Михаил Александрович был ассис­тентом на рингах и полевых испыта­ниях, где в разные годы председа­тельствовали: А.А.Ширинский-Шихматов, М.И.Алексеев, Н.Н.Челищев, Н.П.Пахомов. Он самостоятель­но возглавлял судейскую комиссию с 28-го года; судил на выставках и в поле в 15 областях РСФСР, в автономных республиках: Коми, Мордовской, Ма­рийской, Татарской, Башкирской, со­юзных республиках Белорусской и Ук­раинской. По неполным данным, им проэкспертировано 3700 охотничьих собак разных пород. За все время су­действа не было ни одного замечания, кроме многочисленных благодарствен­ных отзывов.

Кроме работы на курсах охотоведения Михаил Александрович в 1924— 1926гг.  преподавал естествознание в средней московской школе. В 1944— 1946гг. читал курс оленеводства и со­баководства в Московском пушно-меховом институте и Сходненском техни­куме. В разные годы читал лекции по охотоведению в Иркутске, Риге, Воро­шиловграде, Бугульме и Чите.

В 1926г. осенью «Московский охот­ник» провел первые в Москве после революции испытания гончих, органи­зацией которых занимался Михаил Александрович. Эти испытания поло­жили начало регулярному их прове­дению.

«Московский охотник» стал издавать журнал под наименованием «Охотничья газета», где Михаил Александрович провел редактором около года. Комис­сией под председательством С.А.Бу­турлина «Охотничьей газете» была при­суждена золотая медаль на московской выставке охотничьих собак в 1927г.

Работая на Крайнем Севере, занима­ясь научной работой по изучению оленеводства, Михаил Александрович опубликовал более 20 работ в цент­ральной печати. Часть работ и рукопи­сей находится в фонде института Сель­ского хозяйства Крайнего Севера.

В Москве многие годы сотрудничал с редакцией журнала «Охота и охотни­чье хозяйство». В журнале было опуб­ликовано около 30 его статей на раз­ные темы охотничьего хозяйства Рос­сии. Вот некоторые более интересные для любителей русских гончих: «Родо­словные книги», №3, 1955; «Гончие Ки­ровских охотников», № 1, 1962; «Из ис­тории породы русских гончих», № 3, 1963; «Русская гончая», № 4, 1963; «Оценка гончих на испытаниях», № 4, 1964; «О голосах русских гончих», № 11, 1970; «Когда же наганивать русских гончих», № 9, 1972; «Заводские при­ставки нужны», № 10, 1973; «Нагонка гончих», № 9, 1974; «Охотничий рог», № 9, 1977. Прочитать эти статьи, став­шие историческими, полезно и теперь.

Михаил Александрович разработал и осуществил план организации припис­ных охотничьих хозяйств в Завидово Тверской области и во Фрязево Мос­ковской области, где долгое время на­ходилась дача К.Е.Ворошилова. Поз­же было образовано военное хозяйство в Котерево и охотничье хозяйство ВЦСПС в Болдино Владимирской об­ласти.

За время работы на севере Михаил Александрович днем и в северные полярные ночи в 40-градусные морозы исколесил весь Крайний Север на оле­нях и ездовых собаках. При ознаком­лении с мараловодством в Ойротской АССР и Северном Казахстане проехал верхом на лошади через весь горный Алтай от Уймона до Катон-Карачая.

За добросовестную и плодотворную работу Михаил Александрович был направлен Ненецким округом на первое совещание стахановцев оленеводства. Под его руководством осуществлялись работы по изучению Темионского, Эвенского горного оленеводства.

Большая и полезная работа проведена им по охотничьему собаководству.

Великую Отечественную войну он прошел в рядах армии и получил правительственные награды.

После войны он продолжал работать, несмотря на плохое здоровье (перенес четыре инфаркта, очень болели ноги). Его можно было встретить в самых от­даленных оленеводческих бригадах Таймыра.

Всегда чуткий, внимательный, Миха­ил Александрович пользовался уваже­нием сотрудников института полярно­го земледелия и местного населения оленеводов.

Надо отметить большую работу, про­деланную Михаилом Александровичем по охотничьему собаководству, отли­чающуюся высоким научным уров­нем. Н.П.Пахомов в журнале «Охота и охотничье хозяйство» (№ 1, 1964) пи­сал: «У наших современных гончих остается только одно пятно — недоста­точная вязкость. С этим недостатком мириться нельзя. Мы обязаны прило­жить все усилия, чтобы деревенские охотники не издевались над кровны­ми красавцами». Чтобы по возможно­сти уменьшить размеры этого бед­ствия, Михаил Александрович при уча­стии друзей-единомышленников — Э.А.Шмита, Н.Н.Крашенинникова и В.Ф.Смирнова (заводчика русских гончих) в 1952 г. создал питомник рус­ских гончих (с приставкой к кличкам «охотничья») для улучшения рабочих качеств: чутья, вязкости, музыкально­сти и доносчивости голосов, для улуч­шения экстерьера в соответствии с действующими стандартами.

Всякая племенная работа начинает­ся с выведения животных, превосходящих средний породный уровень. Миха­ил Александрович собрал данные, практически охватывающие собаково­дов и гончих всего Союза. В обширной картотеке, составленной им, имеются характеристики почти на всех собак.

В основу разведения были взяты гон­чие от наиболее проверенных линий и заводчиков: Кишенского, Барышнико­ва, Ламанова, Лебедева, Хлебникова, отличающиеся нестомчивостью и дру­гими высокими рабочими качествами.

Окончательный состав основного ядра ведущих производителей опре­деляли после двух-трехкратного экс­периментального подтверждения ре­зультатов, полученных потомками.

От собак питомника «Охотничий» было получено не менее 150 щенков. Более сорока гончих показали выдаю­щиеся голоса, не ниже 8—2—4-(3—5). В подавляющем большинстве в после­дующие годы эти собаки получили дип­ломы высшей степени III, а многие стали чемпионами породы. Почти в каждой родословной питомника «Охот­ничий» встречается кровь Сергеевских собак. В особенности чемпионов.

Как ученый-зоотехник, выдающийся заводчик, Михаил Александрович за пятидесятилетие кропотливого труда добился больших успехов в улучшении породы русских гончих. Собаки его разведения отличаются хорошим чуть­ем, вязкостью, нестомчивостью, пре­восходными доносчивыми музыкаль­ными голосами, звероватым видом, как правило, присущим русской гончей, хорошим шерстяным покровом с обильным подшерстком, что позволя­ет охотиться с ними 3—4 дня подряд. Особо следует отметить, что собаки с приставкой «охотничья» устойчиво передают своему потомству положитель­ные качества.

Ныне семейство Сергеевских гончих в основном растворилось, но его соба­ки улучшили в целом породу русских гончих. И теперь есть охотники-завод­чики, которые держат по 2—3 гончих Сергеевских кровей. Для сохранения семейства (охотничьих) Сергеевских собак они объединились, хотя живут в разных концах России; часто встреча­ются, обмениваются щенками, согла­совывают пары для вязки с таким рас­четом, чтобы не было близкого инбридинга. Заводчики — продолжатели со­бак Сергеевского семейства: Петр Его­рович Зимин (г. Ульяновск), Степан Тимофеевич Волков (Казань), Вячес­лав Андреевич Петропавловский (Туль­ская обл., Ленинский р-н), Борис Фе­дорович Исаев (Пензенская обл., Шемышейский р-н), Василий Николаевич Подсевалов (Волгоградская обл.), Степан Павлович Шевченко (Ростовс­кая обл., Цымлянск), Александр Федо­рович Марченко (Ростовская обл., Вол­годонск), Митрофан Захарович Пархомов и Юрий Дмитриевич Ткаченко из Марий Эл, Игорь Александрович Берлянский ( Московская обл. ) и др.

Настоящие гончатники по достоин­ству оценили рабочие качества Серге­евских гончих и умелым подбором пар для вязок продолжают сохранять кро­ви этих собак, что является лучшим па­мятником ученому-заводчику, нашему учителю Михаилу Александровичу Сер­гееву. Это была яркая личность. Он по праву занимает почетное место

в ис­тории отечественного собаководства, и нам бесконечно дорога память о нем.



Cтатьи | Просмотров: 4282

Комментарии