Без знания кровей нет племенного дела
Это не просто звук, а ключ к правильному ведению и совершенствованию русских гончих
М.А. Сергеев, Э.В. Шмит

РПГ г.Москва

РПГ г.Санкт-Петербург

Архив Лебедева Ю.В. г.Пермь

РПГ г.Москва

РПГ г. Сыктывкар

Сегодня Четверг, 22 Апреля 21, 18:33
Главная страница » Каталог статей » Cтатьи

Есть ещё на Руси хорошие гончие

ЕСТЬ ЕЩЁ НА РУСИ

ХОРОШИЕ ГОНЧИЕ

 

 

Д. Федорин эксперт Всероссийской категории   1991г.

 

 

 

 

Хочу рассказать о событии, которое потрясло нас. На лично-командных состязаниях гончих Архангельской, Во­логодской и Московской областей, состоявшихся в октябре 1991 г. в се­верных холмогорских лесах, прошел настоящий звездопад, на кинологиче­ском небосклоне появились новые, яркие величины. За четыре дня со­ревнований тринадцать собак из 16 ста­ли полевыми победителями. Причем пять из них показали наивысшее ма­стерство и удостоились дипломов I сте­пени, пять награждены дипломами II, а три — дипломами III степени. Таких результатов не достигалось за всю историю ведения охотничьего собако­водства.

По накалу борьбы, эмоциональному воздействию на людей соревнование не имело себе равных. Это я знаю по себе, изумительные картины единобор­ства гончих с вольным зверем еще и теперь стоят перед глазами. Они глубоко запали в сердце и бередят душу. Именно по этой причине я взялся за перо, чтобы рассказать о пережитом любителям гончих. Думаю, им будет и интересно, и полезно.

Сначала о том, как складывалось дело.

Однажды на Московской выставке охотничьих собак ко мне подо­шла М. Ю. Войлочникова, кинолог Архангельского областного общества, и попросила возглавить экспертную комиссию на предстоящих межобла­стных состязаниях гончих. Не скрою, восторга от этого предложения я тогда не испытывал. В последние годы собаки Архангельской, Вологодской и Москов­ской областей ничем себя не проявля­ли. На последних Всероссийских поле­вых пробах в Марийской АССР команда Москвы заняла только 14-е место, а вологжане и архангелогородцы во­обще не выступали там.

— Стоит ли,— думал я,— тащиться за тридевять земель, чтобы лицезреть бездарей, которые не могут разобрать­ся даже в незатейливой заячьей тропе?

Но Марина Юрьевна была очень настойчива. Пришлось сдаться, о чем теперь не жалею.

И вот мы в холмогорском лесу. Начало состязаний. Эксперты, участни­ки сосредоточены. Многие впервые здесь, осматриваются. Кругом хвойные деревья, лишь изредка светятся группы нарядных берез. Под ногами мягкий ковер из мха. На пригорках брусничник. Никаких зарослей малины, крапивы. Тропа идеальная. Только погода не совсем хороша, моросит мелкий дождь.

Одним из первых к судьям подо­шел И. В. Томенец. Высокий, добро­душный парень. Рядом с ним русский пегий гончий Соловей — 3632. Он под стать хозяину — рослый, костистый. Биография превосходная. Возраст че­тыре года, оценка «отлично». Дипло­мы: один—I, два—II, один — III степени по зайцу и один — III степени по лисице.

Иван Васильевич — мой давний зна­комец.

  Какие планы, Иван?

  А что планы? — раздумчиво и хит­ровато отвечает он.— Нам многого не надо.    Дадите   диплом    I    степени — и хватит.

Набрасывался Соловей с лесной до­роги. Оставшись без ошейника, он уверенно направился к вырубу, порос­шему мелколесьем. Нам, экспертам, это понравилось. Зверь сейчас держит­ся именно в таких местах.

  С     понятием     выжлец,— бросил один из судей,— одним словом, «сель­совет» у него работает.

Как-то сразу все заулыбались, уста­новилась атмосфера приподнятости, доброжелательства, которая сохраня­лась до конца состязаний.

Между тем Соловей углубился в лес и вскоре отозвался на жировке. Прогoлашивая, быстро разобрался в заячьих следосплетениях и азартно повел. Го­лос басовитый, породный.

Зверь выжлецу достался не из про­стых. Похоже, не раз приходилось ему иметь дело с гончими. Он с первых минут стал ходить по самым заразистым участкам леса, крутился в болоте, дважды пролезал вырубом, поросшим высокой травой, пересекал под углом гравийную дорогу, а потом вернулся в болото. Соловей крепко вцепился в косого и держал его. В трудных местах выжлец иногда отставал, перемалчивал, делал короткие сколы, но каждый раз благодаря опыту, мастер­ству снова и снова доставал беляка и азартно гнал.

Работал выжлец уверенно, я бы сказал — академично.

Заяц был перевиден дважды. Гончий шел за ним по следу в полутора минутах.

После расценки экспертная комиссия поздравила Ивана Васильевича с дипло­мом I степени при 81 балле. Так появилась первая звезда, сделавшая заявку на звание чемпиона состязаний. Но каша только еще заваривалась.

Подошла очередь вступить в борьбу Баяну —св. 1297 Шульги Н. В. из Новодвинска. Выжлецу всего два года. Экстерьер «отлично», два диплома 11 степени по беляку.

Сделав необходимые записи в блок­ноте, я, как всегда, стал рассматривать гончего. Портрета он был явно не выдающегося. При неплохой общей сложке, отличный голове, выглядел Баян неважно: выступали ребра, торча­ли кости крупа.

  Приболел    выжлец? — поинтере­совался я.

  Да нет,— ответил Николай Влади­мирович.— В отпуске я. Почти каждый день   на   охоте.   Сорок  шесть   зайцев принял из-под гона. Вот помощник мой и спал телом.

Разговор этот я всерьез не принял. Водится за нами, охотниками, грешок: любим иногда прихвастнуть. Подума­лось, что это как раз тот случай.

Для наброса Баяна владелец выбрал редколесный участок с заболоченной

низиной, по краям которой зеленела подростковая ельница. И правильно сделал. Заяц здесь, конечно, есть.

В полаз выжелец пошел весело, на мягких волчьих махах. Ищет заемисто, широко. У нас на виду натек на свежую, еще горячую жировку и нервно взлайнул. Яркий многозвучный голос взмыл в небо и рассыпался по окрестностям. Все мы мгновенно встрепенулись. В груди сладко заныло. Мысли улетели, осталось одно нетерпение: что же будет дальше?

Баян азартно машет хвостом, обре­зает наброды зверя, ищет выходной след и продвигается все дальше и даль­ше к низине. На десятой минуте словно взорвалось что-то, началась невообра­зимая кипень истерических звуков, которые, клубясь и перемешиваясь с эхом, заполнили все вокруг. Трудно поверить, что эти адские вопли исходят от совсем не крупного гончего, удачно названного Баяном.

Так выжлец помкнул зверя. А дальше напряжение гона росло все больше и больше. Лес стонал и плакал. Поража­ли необыкновенная страсть выжлеца, его могучее чутье и мастерство. Он буквально висел на зайце, куда бы тот ни бросался. Восемь раз видели зверя члены экспертной комиссии и пять раз — участники и гости состязаний, находившиеся на лесной дороге у ко­стра. В десяти случаях Баян шел за зайцем в 25—30 секундах. Это неви­данно!

Трудно передать словами волнения, переживания, испытанные людьми во время работы Баяна. Некоторые дохо­дили чуть ли не до истерики. Я и сам как-то заметался, все норовил бегом еще и еще раз перехватить зверя и с восторгом понаблюдать выдающую­ся работу гонца. Мысленно одергивал себя,но ноги сами несли меня вперёд.

...Вместе с владельцем собаки мы затаились в редком среднеспелом лесу. Гон идет в нашу сторону. Вскоре видим, как из-за пригорка меж ко­ричневых стволов елей по зеленому моховому ковру красиво, как в мультике, машет заяц. Он кипельно белый, с черными отметинами на стригущих ушах. А всего в ста метрах — Баян. Он ведет зверя верхом, на полных ногах. Изо рта его вырываются двоящиеся, троящиеся яркие звуки то с заливом, то с гнусью. Беляк проскакивает в трех метрах. Заметив нас, резко свернул в сторону. Выжлец через мгновение тут же. Идет точно. На сколе следа молча проскочил вперед, но, быстро обрезав, снова взревел и погнал дальше.

Целый час до сигнала отбоя Баян держал всех в напряжении своим прекрасным гоном. Это были минуты истинного наслаждения для охотников. Такого выдающегося гона я не слышал давно. Теперь я верю владельцу, что с этим гонцом он смог добыть 46 зай­цев.

На бивуаке нас сразу обступили. Зная, что сейчас начнутся распросы, я сам объявил, что выжлецу присужден диплом  I  степени  при 87 баллах. За

голос даиа оценка 8—3—4.

  Правильно.      Заслужил,— послы­шались  голоса.  А  один из  москвичей воскликнул:

  Есть еще на Руси гончие собаки!

К Николаю Владимировичу подходи­ли охотники, поздравляли с победой. Как выяснилось, и на этот раз было рановато. Чемпионкой стала русская гончая Затейка — 7442 А. С. Иванова из Егорьевска. Год рождения —1986. Оценка — «отлично». Полевые дипло­мы: три — IIIII степени.

Работала она по матерому беляку, можно сказать, выше всяких похвал. Гон был пристальным, страстным. О его плотности говорит хотя бы то, что сколов за час было всего 6 минут.

Затейка показала прекрасный голос. Мы много раз удивлялись, когда вы­жловка, насев на зверя, издавала звуки, выражавшие и страсть, и тревогу, а то и истеричные рыдания. Комиссия оце­нила голос 8—4—4.

Затейка заслуженно получила дип­лом I степени при 89 баллах. Ей присуждено звание чемпионки межоб­ластных состязаний по зайцу-беляку. Баяна Шульги Затейка обошла на 2 очка за счет лучшей приездки.

Прекрасную работу показал русский гончий Заливай — 7959 В. Н. Коновало­ва из Московской области. Без преуве­личения скажу, что это тоже звезда первой величины. Он получил диплом I степени при 88 баллах. Голос — 8—2—5.

В командном зачете первое место завоевала Архангельская область. В ее активе три диплома I степени и один диплом 111 степени.

Выше я говорил, что за время состязаний дипломов I степени удосто­ились пять собак. Но их могло быть больше, если бы не непредвиденные обстоятельства. Например, в один из дней набрасывалась русская гончая Тайга И. К. Пробкина из Вологды. Это очень мастеровитая, цепкая собака. Побудив зверя, она 50 минут уверенно гоняла его, щедро отдавая очень приятный, доносчивый голос. Заяц перешел дорогу и, сделав петлю, направился обратно. Здесь его встре­тил сторонний человек с ружьем: зверь был ранен и собака быстро добрала его. Понятно, виновника задержали, но работа гончей была испорчена. Ни у кого не было сомнения, что Тайга наверняка сработала бы на высшую оценку.

И. К. Пробкину было предложено набросить гончую еще раз или согла­ситься на расценку из 50 минут. Он предпочел последнее. Тайге присудили диплом 11 степени, а у нее мог бы быть диплом I степени.

Четыре дня продолжался праздник любителей-собаководов. Четыре дня охотники словно пили здесь роднико­вую воду, наполнялись светом и здо­ровьем. Они много увидели и узнали. Домой разъезжались одухотворенны­ми, готовыми еще активнее вести дело охотничьего собаководства. Хочется пожелать им успехов.



Cтатьи | Просмотров: 2574

Комментарии