Без знания кровей нет племенного дела
Это не просто звук, а ключ к правильному ведению и совершенствованию русских гончих
М.А. Сергеев, Э.В. Шмит

РПГ г. Сыктывкар

РПГ г.Москва

РПГ г. Сыктывкар

РПГ г. Сыктывкар

Русские пегие гончие

Сегодня Четверг, 22 Апреля 21, 16:32
Главная страница » Каталог статей » Cтатьи

А.А. Лебедев и его стая гончих

А.А. Лебедев и его стая гончих

В. Попов эксперт –кинолог II категории                                                                                              (архив Берлянского)
 Александр Александрович Лебедев (из собрания Г.Т. Барышникова)

Интерес к лебедевским собакам и ко всему, что с ними связано в истории развития породы русских гончих, заро¬дился во мне очень давно. Школьный учитель физкультуры, потомственный вятский гончатник Р. А. Ковязин пригла¬сил меня — своего ученика на настоя¬щую охоту с русскими гончими. От не¬го впервые я и услышал о лебедевских собаках. Позднее, в Ленинграде, уже будучи студентом, присутствуя при разговорах любителей гончих старшего поколения, слушая в охотничьем кружке лекции А. А. Ливеровского, знакомясь в библиотеке кабинета охотоведения Лес¬ной академии с литературой, всюду встречал только похвальные отзывы о гончих А, А. Лебедева. Постепенно скла¬дывалось мнение, что для гончатников не только довоенных лет, но и 50-х годов часто было достаточным лишь упомина¬ния о том, что в той или иной собаке течет кровь лебедевских гончих. Это как бы само по себе уже свидетельство¬вало о высоких племенных достоинствах собаки, Беседы с охотниками, знаком¬ство с книгами, хотя и не раскрывали историю создания стаи, но, безусловно, усиливали интерес к ней, В более позд¬ние годы, просматривая каждую новую книгу о гончих, всякий раз старался най¬ти какие-либо сведения о собаках Ле¬бедева, нейти ответы на вопросы, кото¬рые меня теперь уже сознательно зани¬мали, но всякий раз эти попытки остава¬лись безуспешными, А так хотелось вы¬яснить, каких целей думал достигнуть в своей работе заводчик, какие методы разведения и каких производителей ис¬пользовал. Интересно узнать и о са¬мом Лебедеве. Не найдя ответов на эти вопросы в книгах Н. П. Пахомоаа, В. И. Казанского, других авторов, поне¬воле пришлось искать иные источники, И вот несколько лет назад удалось поз¬накомиться г человеком, близко знав¬шим самого А. А. Лебедева.
В единственном письме, присланном из деревни Кувшиново Смоленской об¬ласти, Моисей Иванович Виноградов пи¬сал, что владелец стаи Александр Алек¬сандрович Лебедев, по образованию ве¬теринарный врач, был человеком прият¬ной внешности, широкой, по-настояще¬му русской души, с юношеских лет увле¬кался   охотой   и   держал   гончих   собак.
Стая размещалась в городе Вязьма Смоленской губернии на Троицкой ули¬це, где жил и ее владелец, и доходила до 50 собак с щенками. Кормили стаю в холодное время года кониной, поку¬пая по полтине за тушу, а летом отхода¬ми с городской бойни и отрубями, поли¬тыми кровью. Стая была чепрачного ок¬раса, но были в ней и багряные гончие; собаки, как он помнит, не имели белых пятен на груди и лапах, гон носили сер¬пом, уши у них плотно прилегали к го¬лове, глаза имели темные.
Когда  А.  А.  Лебедев  завел стаю, Виноградов не помнит, а распродали ее после смерти владельца в 1923 г. Ар¬хивные документы, включая племенную книгу лебедевских собак, сгорели во время Великой Отечественной войны в доме Виноградова. Несмотря на свои 90 лет, Моисей Иванович по памяти опи¬сал  некоторых   гончих.
Выжлец Рыдало был крупный, чепрачный, имел привычку бросаться на человека около убитого зайца и не да¬вал рвать зайца даже стае. Будило, его отец, был еще крупнее, а мать Рыдалы Тараторка была маленького роста, и оба тоже чепрачного окраса.
Известно, что в основу будущей стаи А. А. Лебедев приобрел двух выжловок-однопометниц Потешку и Легенду от Гордого и Звезды у охотника С. Илювиева. Собаки последнего происходили от Говора П. Тихменева, Заливки Фавор¬ского, Гордого и Говорушки А. Маслова, предки этих собак не были установ¬лены,
Породность, достоинства и недостатки перечисленных гончих, вероятно, так и останутся для нас неизвестными, как и безответным вопрос, что могло побу¬дить зоотехнически образованного за¬водчика приобрести собак столь не знат¬ного происхождения. Можно лишь предположить, что А. А, Лебедев под¬метил в них те качества, которые были ему дороги прежде всего как охотнику.  И   оправдывали   короткие   родословные.
Записи РКМОО позволили сделать вы¬вод, что в своей работе А, А, Лебедев использовал лишь чистопородное раз¬ведение главным образом по семейст¬вам. Особенно плодотворной была ра¬бота с семейством Потешки. В этом семействе удалось получить тех гончих, которые создали славу владельцу еще при жизни. Заводчик целеустремленно подходил к выбору производителей. К примеру, использованные для вязок с Потешкой Догоняй 1803 и Трубач 3431 из стаи И, Н. Комынина были близко родственны с Тревогой 3039, матерью Тараторки, Все трое вели свое проис¬хождение от одних и тех же собак П. Н. Белоусова, И. Н. Меньшикова-Корейш, С. С. Киселева, графа Адлерберга. Подобный подбор производителей предопределял при дальнейшем разве¬дении тесный инбридинг, которым, как методом, Лебедев широко пользовался на протяжении всей работы. Именно в тесном инбридинге были получены от Рыдалы в семействе Потешки основате¬ли-родоначальники первого поколения мужских кровных линий современных русских гончих: Камертон 5400, Гул 6873, Рыдало II 6531, Румяный 5633. Не избе¬гал Лебедев раннего, в возрасте одного года,  использования  производителей.
В начальный период своей селекцион¬ной работы Лебедев, по-видимому, по¬ставил перед собой цель — выведение полевых собак, И это ему удалось: стая в   разных   составах   дважды   на   полевых пробах — в 1911 и 1913 гг.— была на¬граждена дипломами II степени. Его собаки этого времени были вязкими, од¬нако оценки за голоса стая Лебедева получила низкие — 3/0 и 5/3 из полных 10/5 баллов (первая оценка за силу вторая —- за фигурность голосов, вер¬ность отдачи по правилам 1901 г. не оце¬нивалась).
Можно также предположить, что внеш¬не его гончие в этот период были неод¬нотипны, в частности окрас у них был чепрачный, багряный, а у Трубача 3431, по воспом инаниям Виноградова,— се¬рый, волчий. Вероятно, эти два обстоя¬тельства — несильные голоса и разно¬типность стаи — и побудили владель¬ца приобрести позднее выжлеца из стаи Л, В. Живаго, Будилу IV 2563. Тот факт, что выбор пал именно на красавца Будилу, первого в породе обладателя высшей награды, золотой медали и та¬ким образом признанного наиболее ти¬пичным для русской гончей того време¬ни, говорит о том, что заводчик, по-ви¬димому, к этому времени уже изменил своим первоначальным идеалам и под воздействием роста популярности выста¬вок охотничьих собак в России поставил задачу   —   улучшить   экстерьер   собак. достигнуть однотипности стаи, даже за счет некоторого возможного ухудше¬ния полевых достоинств своих гончих. Голоса собак стаи Л. В. Живаго, как и стаи М. И. Алексеева, были оценены значительно выше: 8/3, 8/2 и 7/1, 8/4 со¬ответственно. Однако стая Л. В. Живаго получала за вязкость каждый раз низ¬кие оценки, не выше 11 из полных 20 бал¬лов. В то же время алексеевские гончие были признаны самыми вязкими и по¬лучали 18 баллов. К этому надо доба¬вить, что, по утверждению Ивана Пав¬лова, служившего доезжачим при стае М. И, Алексеева, Будило был, как го¬ворили в то время, перекой, то есть гнал в «пяту», и не мог быть выставлен на полевые испытания, ибо, по правилам 1901 г., если в стае хотя бы одна гончая была перекой, стаю снимали с полевой пробы.
И несмотря ни на что, А. А. Лебедев ориентируется в племенной работе позднего периода именно на этого выжлеца. Будило был повязан с не¬сколькими выжловками лебедевской стаи и действительно оказался улучшате-лем стаи по экстерьеру. Все потомки сына Рыдалы, повлиявшие на обра¬зование современного типа русской гончей, были получены тесным инбридин¬гом на Будилу, чем, видимо, и была достигнута та замечательная устойчи¬вость в наследовании внешних экстерь-ерных признаков, которую мы наблюда¬ем  и  поныне.
Существовала лебедевская стая около 15 лет, и за это время владелец проду¬манной и целеустремленной селекцией добивался в разные периоды сущест¬венных, хотя и разных результатов, ока¬завших заметное влияние на развитие породы русских гончих. Многие поколе¬ния любителей этих собак пользовались плодами работы А. А. Лебедева. И в на¬стоящее время в породе имеет место отдаленный автоматический инбридинг на его собак.
По данным Всероссийской РКОС, 64,7% записанных в эту книгу выжле-цов — прямые по мужской линии потом¬ки Рыдалы А. А. Лебедева



Cтатьи | Просмотров: 1960

Комментарии